А.Г. Морозов

Генеалогия ростовского крестьянства: к истории и генеалогии рода Пелевиных

Иллюстрации

Представители рода Пелёвиных, принадлежавшие к «первостатейному» кругу крестьян с. Поречье-Рыбное, были известны в XIX в. в Ростове, Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде, Харькове и других городах России своей экономической деятельностью, благотворительностью, родственными связями.

Целью настоящей работы является освещение генеалогии и истории старшей ветви рода Пелевиных. Значимость исследования определяется наличием в собрании коллекций ГМЗ «Ростовский кремль» комплекса предметов, принадлежавших крестьянину Якову Андреевичу Пелевину. Это экспонируемый в картинной галерее портрет, а также сургучная печать, сундуки конца XVIII – начала ХIХ в., поступившие в 1928 г. от его внука, хранителя Ростовского музея Дмитрия Андреевича Иванова1.

История и генеалогия рода Пелевиных ранее детально не рассматривалась. В историографии темы следует выделить две работы: искусствоведа Т.В. Колбасовой о купеческом портрете в собрании музея, где в списке каталога представлен портрет Я.А. Пелевина, даны краткие исторические и биографические сведения о нем2, а также Е.В. Вичутинской, урожденной Копериной о Московской ветви Копериных-Щаповых. Ее бабушка – Варвара Дмитриевна была дочерью Дмитрия Петровича Устинова и его жены Любови Яковлевны, урожденной Пелевиной – дочери Якова Андреевича. Автор на основе воспоминаний рассказывает о семьях Пелевиных и Устиновых, судьбах родственников в XX в.3 Одной из основных задач настоящей работы является введение в оборот материалов, точных датировок, связанных с историей и генеалогией рода на основе анализа источников.

Документальной основой для исследования послужили ревизские сказки, договора и контракты крестьян в фонде поречского вотчинного и волостного правления, метрические книги с. Поречья, списки ростовских купцов и мещан, некоторые данные фондов советского периода, содержащиеся в РФ ГАЯО. Среди перечисленных источников выделим метрические книги, наиболее точно, подробно и достоверно освещающие вопросы генеалогии, социальной мобильности ростовского крестьянства, а зачастую купечества и мещанства Ростова и Петровска, Ярославля и Москвы. Использовался широкий круг документов РГАДА – фондов Орловых, Паниных, А.И. Менде. Привлечены данные губернской статистики, труды Ф.Я. Никольского, Н.П. Столпянского, А.А. Титова, а также устные источники – воспоминания старожилов п. Поречье.

Появление фамилии Пелевины следует отнести к 40-м годам XVIII в. Именно в этот период в документах ростовской духовной консистории встречаются самые первые упоминания поречских крестьян с фамилиями4. Произношение фамилии имеет свою особенность. Его следует делать так, как это принято в Поречье, употребляя гласную «ё» с ударением во втором слоге – Пелёвины5.

Генеалогическая схема рода Пелевиных обладает определенной стройностью. По имеющимся в нашем распоряжении источникам удалось установить единственного родоначальника – предка всех Пелевиных, живших в Поречье в XVIII-XX вв. Выявлена только одна параллельная ветвь, не оставившая потомства к 1800 г.

Наиболее ранние сведения о Пелевиных дает подворная опись 1784-1788 гг. в связи с отказом графу В.Г. Орлову с. Поречья от его братьев6. На ее страницах семейства Михаила, Ивана Большого и Андрея Андреевых Пелевиных записаны в одном месте, а Семена через несколько крестьянских родов чуть ниже. Братья уже были разделены: «во дворе…» семья каждого. Жена Семена Андреевича Анисья Ивановна (род. в 1729 г.) происходила из Поречья. Его единственная дочь Елена была выдана в замужество за поречского крестьянина.

В книге ревизской 5 ревизии 1795 г. 152 крестьянских рода с. Поречья записаны под заголовками по фамилиям, в частности – «Род Пелевиных». Подобно подворному описанию здесь перечислены семьи четырех родных братьев Пелевиных. Сведения даны по старшинству в роде7. Михайло Андреевич к моменту проведения ревизии был вдов. Вместе, но без упомянутого заголовка, семьи Пелевиных значатся и в ревизской сказке 1815 г.

Известно, что год рождения человека довольно трудно определить по возрасту указанному в ревизских сказках. При вычитании из года проведения текущей и предыдущей ревизий указанное число его полных лет в момент записи в ревизские сказки год рождения зачастую не совпадает. При подобном вычитании бывает разница в один или два года. Неточность в записи возраста мы видим и в метрических книгах, имеющих, однако, важное преимущество – точные даты рождений, браков и смерти. Год рождения, если он не проверяется метрическими книгами по записи в 1-й части рождений, мы укажем приблизительно.

Ввиду большого объема материалов по истории и генеалогии Пелевиных в XVIII-XX вв. и ныне проживающих в п. Поречье, мы рассмотрим старшую ветвь от М.А. Пелевина, а в последующем сообщении другие ветви рода от его братьев.

В 1795 г. у Михаила Андреевича указан написанный в ревизию 1782 г. сын Андрей с женой Анной Никитичной (род. в 1754 г.), происходившей из с. Поречья. Их старшая дочь Марфа (род. в 1778 г.) была выдана в замужество за поречского крестьянина. Уже после 4-й ревизии 1782 г. родились Яков и Елена. По данным ревизии 1815 г., Андрей Михайлович умер в 1814 г. В его семействе значились жена, вдова Анна Никитична 61 года, Яков Андреевич с женой Марией Яковлевной по 25 лет, Никита Андреевич 17 лет и его жена Екатерина Михайловна 18 лет, а также сестры – Елена 24 лет и Прасковья 6 лет. Никита Андреевич, по ревизии 1834 г., умер в 1817 г.8

Сведений из документальных источников, касающихся экономической деятельности Пелевиных в конце XVIII – начале XIX вв. нами не обнаружено. Применительно к этому периоду, Н.П. Столпянский сообщает о пяти салотопенных, свечных заводах поречских крестьян, называя среди них Я.А. Пелевина9. Сообщение Столпянского косвенно подтверждается документами журнала входящих бумаг Московской домовой конторы В.Г. Орлова за 1799 г. Однако, фамилии хозяев заводов – «салотопенных заводчиков» в источнике не упомянуты10.

Первые, обнаруженные нами данные о Я.А. Пелевине содержатся в журнале по вотчинам за 1813 г. В докладе поречского бурмистра Сироткина от 16 февраля 1813 г. значится, что избранный ему в помощь крестьянин Яков Пелевин просит уволить его «по торговому производству огородными произрастаниями» в Петербург, на 4 месяца. Бурмистр полагал «сделать ему сию милость, а при отлучке его в решении дел мирских не будет остановки». 19 марта домовая контора утвердила доклад11.

В 1820-х годах Яков Андреевич занимался приготовлением цикорного кофе. В «Книге договоров и согласий поречского вотчинного правления…» зафиксировано данное ему 9 марта 1827 г. крестьянином В.А. Лалиным обязательство. Лалин продавал на ригу Пелевина цикорий и остался должен 1500 руб. Деньги он обязался заплатить в два срока в течение двух лет. В залог Лалин предоставил его собственный каменный сально-свечной завод с условием, что если Пелевин будет его использовать – из долга вычитается 300 руб. Если же долг не будет выплачен, завод переходил в собственность Пелевина12.

В журнале исходящих бумаг Московской домовой конторы В.Г. Орлова по вотчинам Семеновской, Порецкой и Борисоглебской 1826-1829 гг. 22 июня 1828 г. имеется сообщение поречскому бурмистру Самойлову о рассмотрении прошения крестьян с. Поречья Никиты Погунова, Василия Суслова и Якова Пелевина, просивших «у Государя Графа вечной свободы себе с семействами». Источник является «краткой исходящей», то есть очень краткими записями, фиксирующими только суть дела, без каких либо подробностей и мы можем лишь предполагать, почему Яков Андреевич не получил вольную. А ведь в деле есть, по крайней мере, 10 записей, как о рассмотрении подобных прошений, так и о «даровании вечной свободы» конкретным поречским и борисоглебским крестьянам. В том же источнике 19 марта 1829 г. зафиксировано разрешение об увольнении помощника поречского бурмистра – Пелевина в Петербург с 20 марта по 20 сентября. К сожалению, его имя не указано13.

«Книга договоров и согласий…» 16 января 1831 г. показывает Якова Андреевича опекуном над капиталом семенного товара в 6496 руб. в Петербурге и Поречье, оставшегося после смерти крестьянина Никиты Васильевича Погунова до продажи его вдовой М.А. Погуновой Н.Н. Титову, о чем был составлен договор14.

По сведениям губернской статистики, собранным в 1853 г., Я.А. Пелевин, торговавший по свидетельству 2 рода, в с. Поречье имел: 1.Сально-свечной завод с производством литых сальных свеч до 7200 пуд., по 3 руб. 70 коп. за пуд на 26 640 руб. серебром. Рабочих было 14 чел. Сало топленое закупалось в г. Спасске Тамбовской губернии по 3 руб. Сбыт свеч производился в Петербурге. 2. Мятно-тминный масляный завод с выгонкой английского и немецкого мятного масла до 600 фунтов по 3 руб. за фунт на 1800 руб., а также тминного масла 600 фунтов по 90 коп. за фунт на 340 руб., всего на 2340 руб. Рабочих было 2 чел. Мята закупалась у поречских огородников от 60 до 70 коп. за пуд, тминная – в Юрьевском уезде Владимирской губернии от 70 до 80 коп. за пуд. Сбыт производился в Москве и на Нижегородской ярмарке15.

Данные заводы указаны и в таком источнике как фонд «Материалы отделения начальника геодезических работ по составлению атласа Российской империи генерал-майора А.И. Менде» межевого архива РГАДА. В отличие от большей части обезличенных Экономических примечаний разных дач Ростовского уезда, где в редком случае упоминаются фамилии помещиков, Экономическое примечание с. Поречья 1856 г. сделано очень подробно. Здесь названы даже имена и фамилии хозяев местных заводов, в частности – Яков Пелевин, Устиновы, Шестаковы, а производственные показатели в основном совпадают с вышеуказанной статистикой губернского механика Мейшена16. А.А. Титов отмечает, что оба завода в 1858 г. прекратили свое существование17.

Следует коротко рассмотреть вопрос о рабочей силе: 1. О «покупных для услуг» поречских крестьян и Пелевиных в частности. 2. О свободных людях разных податных сословий постоянно живших в Поречье. 3. О «поденщиках», приходивших в село на заработки. По «Уложению» графа В.Г. Орлова крестьяне имели право покупать себе крепостных на стороне, записывая их на его имя18. «Уложение» строго оговаривало, что крестьяне, пожелавшие купить себе работника или работницу, должны быть «поведения добраго» и относиться к своим крепостным осторожно, «отечески», о покупке, а также и найме «уведомлять бурмистра, кто у него в работниках неотменно»19. Списки покупных людей бурмистр с. Поречья за свое село, Воржу, Спасскую (графскую) слободу, Борисоглебские слободы, как глава центра ростовских вотчин, отправлял в начале года в Москву, в домовую контору20. В ревизских сказках с. Поречья, вслед за ревизионными списками крестьян, записаны их покупные люди – девки, мужики, семьи. Списки занимают примерно шестую часть ревизских книг, а число покупных по спискам ревизий 1795, 1815 гг. составляет чуть больше 200 человек21. К 1860 гг. число их заметно сокращается. В списках всегда рядом есть помета, сделанная чернилами, карандашом – у кого был, кем он был куплен: «Оная девка Николая Сорогина», «У Андрея Титова», «Ивана Маринина Большого» и т.д. По данным пометам выявлено, что Пелевиным в 1820 гг. принадлежали две купленные ими работницы: девка Федора Савельева 30 лет и вдова Акулина Прокофьева 40 лет. Кто именно из представителей рода купил их не устанавливается, поскольку записано коротко: «У Пелевина»22. Однако, в списках последней ревизии 1858 г. имеется помета карандашом, что «девка Федора Савельева 58 лет у Василия Иванова Пелевина»23. В метрической книге 1857-1868 гг. значится, что 22 мая 1862 г. «крестьянина Якова Андреева Пелевина работница Акулина Прокофьева» в возрасте 75 лет умерла24. В 1830-х годах у него же находилась в услужении покупная работница, девка Елена Галактионова25, а в 1840-е годы – девка Дарья Сафонова26. Фамилий покупные люди не имели. Крестьяне могли их дарить, продавать, отдавать мужиков, по истечении определенного срока оседлости с момента покупки за себя в рекруты, завещать по наследству, отпускать на волю с согласия вотчинного правления и домовой конторы27.

Другая категория работников и работниц у поречских крестьян – свободные люди, постоянно проживавшие в селе, работавшие по найму: вольноотпущенные помещиками разных губерний дворовые и крестьяне, отставные унтер-офицеры и солдаты28, мещане Ростова29, Ярославля30, Переславля31, Костромы32. Их насчитывалось до 130 человек обоего пола, только по одной метрической книге церквей с. Поречье за 1840-1850 гг. В источнике они упомянуты не только в связи с появлением на свет детей, браками и кончиной, но и у кого в услужении находились. Вольноотпущенные иногда отмечались в ревизской сказке в списке крестьянской семьи33. Таких лиц у Пелевиных нами не обнаружено, но они были у их родни.

Судя по промысловой деятельности, Пелевины пользовались наемным трудом такой категории работников, как «поденщики» – крепостные крестьяне, солдатки34, приходившие в Поречье на заработки из разных селений Ростовского уезда и соседних губерний, в основном: Владимирской, Тверской, Костромской. Число их доходило до 2000 человек обоего пола35.

Первая жена Я.А. Пелевина Мария Яковлевна значится в списках ревизий 1815 и 1834 гг. От этого брака родилась дочь Клеопатра36. 22 марта 1836 г. Мария Яковлевна умерла от «водяной» болезни37. 10 мая 1836 г. Яков Андреевич вторым браком женился на дочери ростовского мещанина Василия Алексеевича Козлова девице Анастасии. Поручителями по жениху были поречские крестьяне Петр Васильевич Лалин и Иван Андреевич Меньшой Пелевин (двоюродный дядя жениха), а по невесте ее брат, ростовский мещанин Владимир Васильевич Козлов и поречский крестьянин Дмитрий Николаевич Кохов38. Козловы происходили из крестьян с. Поречье39. Дед Анастасии Алексей Степанович Козлов в историографии считается строителем поречской колокольни40. В 1809 г. Козловы, вместе с семьями А.А. Титова, И.Ф. Королева, И.И. Пыхова, записались в ростовское купечество, в 1-ю гильдию с капиталом 50 тыс. руб.41 В 1810-1850 гг. они состояли в купечестве 3 гильдии и мещанах42. Проживая в Ростове, крещение детей, бракосочетание, захоронение усопших Козловы производили в Поречье, как и многие уроженцы села, ставшие в разных городах купцами и мещанами43.

15 мая 1837 г. у Якова Андреевича и Анастасии Васильевны родился сын Леонтий44. Как видно из метрических книг, в семье почти каждый год рождались дети, умиравшие в возрасте 2-10 месяцев: Мария (26 марта-16 июня 1840 г.)45, Алексей (13 марта-8 апреля 1845 г.)46, Александра (5 апреля-5 октября 1846 г.)47, Андрей (30 июля-2 октября 1847 г.)48 Восприемниками всех их были тесть Я.А. ростовский мещанин В.А. Козлов и его дети: девица Александра Васильевна Козлова и ярославская мещанка Варвара Васильевна Корелина, Петр Васильевич Козлов, а также поречский крестьянин Александр Яковлевич Устинов и девица Наталья Яковлевна Устинова.

12 августа 1843 г. родилась Любовь Яковлевна. 13 августа ее крестили в Петропавловском храме с. Поречья священник Гавриил Михайлович Бахтиаров с дьяконом Николаем Васильевым, дьячком Андреем Семеновичем Порецким и пономарем Константином Ивановым. Восприемниками стали брат, Леонтий Яковлевич и тетушка, девица Александра Васильевна Козлова49.

25 февраля 1851 г. родилась Евфалия Яковлевна. 26 февраля ее крестили в Никитском храме с. Поречья иерей Иван Яковлевич Никольский с дьяконом Николаем Васильевым, дьячком Михаилом Алексеевым и пономарем Иваном Николаевым. Восприемниками были Леонтий Яковлевич и дочь Якова Николаевича Устинова Евдокия50.

С семьями церковного клира родного села Яков Андреевич и Анастасия Васильевна были очень близки. В метрических книгах 1830-1850 гг. зафиксировано около 20 случаев, когда они выступали восприемниками родившихся детей священников и дьяконов. Он был крестным для мальчиков, она – для девочек51. Подобного рода отношения были с семьей Устиновых52.

Старшая дочь Клеопатра 4 ноября 1834 г. вышла замуж за поречского крестьянина Петра Никитича Серафимова. Семья имела в услужении трех покупных людей, огородное заведение в Риге, куда «отлучалась по торговым делам» с 15 февраля по 1 октября. Ее свекор в 1825-1826 гг. являлся помощником бурмистра, в 1829-1830 гг. – старостой землячества в Риге53. Серафимовы состояли в родстве с «первостатейными» крестьянскими семьями Пыховых, Лалиных, Королевых54. Пелевины были крестными многих детей в этих семьях55.

В доме Якова Андреевича проживала его родная сестра, девица Елена Андреевна56. 3 августа 1848 г. она умерла от эпидемии холеры, разразившейся в губернии, унесшей в Поречье более 200 человеческих жизней57. Младшая их сестра Прасковья Андреевна была в замужестве за поречским крестьянином Иваном Андреевичем Марзавиным. Крестными их детей зачастую были Яков Андреевич и Клеопатра Яковлевна58. В книге «Записи договоров и согласий…» 7 июля 1831 г. зафиксировано завещание Ивана Марзавина. Свой дом с имуществом он после смерти предоставляет в полное хозяйственное владение и распоряжение Прасковье Андреевне, его жене по второму браку, которую еще при вступлении в брак обязался наградить половиной дома. Покупная их работница, девка Лукерья Леонтьева, «если до смерти моей будет мне служить с должным как хозяину почитанием и уважением, то оная по смерти моей от услуг, как жены моей, так и прочих моих наследников должна быть свободной…»59. У его брата, Николая Марзавина упомянута в работницах вольноотпущенная девка Ростовского уезда сельца Дубровки Ксения Кирилова60. Представители рода Марзавиных имели каменные двухэтажные дома в Поречье, в 1860 годы занимали должность волостного старшины61.

16 мая 1855 г. Леонтий Яковлевич женился на Анне Васильевне 17 лет, дочери умершего (в 1854 г.62) поречского крестьянина Василия Александровича Шестакова. Поручителями по жениху были брат Анастасии Васильевны ростовский мещанин Петр Васильевич Козлов и муж ее сестры ярославский мещанин Константин Корелин, а по невесте – ее братья, поречские крестьяне Павел и Асаф Васильевичи Шестаковы63. Следует отметить, что между Пелевиными и Шестаковыми уже существовали родственные связи: 11 января 1842 г. младшая дочь И.А. Меньшого Пелевина – Любовь (троюродная сестра Я.А.) вышла замуж за Александра Васильевича Шестакова – родного брата невесты Леонтия Яковлевича64. Семья Шестаковых была «первостатейной», очень состоятельной. В 1830-1890 гг. в Поречье им принадлежали сально-свечной, цикорный и масло-мятный заводы65, а также два огородных заведения в Петербурге66. В услугах была покупная работница67. Представители рода Шестаковых занимали в 1850-е годы должность бурмистра села, в 1870-е годы должность волостного старшины68, избирались от сельского общества в Ростовское уездное по крестьянским делам присутствие69.

У Леонтия Яковлевича и Анны Васильевны известны две дочери – Мария и Клавдия. Год рождения старшей дочери по ревизским сказкам – ок. 1857 г.70 Точная дата не определяется, поскольку в метрической книге с. Поречья 1857-1868 гг. листы за 1857 г. 1-й части рождений чередуются с листами 2-й и 3-й частей браков и смерти, а многие утрачены. Из того же источника видно, что Мария Леонтьевна умерла 1 января 1859 г. в возрасте 1,5 лет «от кашля»71. 26 февраля 1860 г. родилась Клавдия Леонтьевна. 27 февраля ее крестили в Никитском храме с. Поречья благочинный, иерей Гавриил Бахтияров с дьяконом Петром Баженовым и пономарем Федором Ивашковским. Восприемниками были дед, Яков Андреевич и тетушка, Любовь Яковлевна72. 20 июля 1860 г. Клавдия Леонтьевна умерла «от поносу»73.

25 апреля 1860 г. Любовь Яковлевна вышла замуж за Дмитрия Петровича Устинова – «города Петровска 2 гильдии купеческого внука». Невесте было 16 лет, жениху 22 года. Поручители в метрической книге не зафиксированы74. Дед жениха, Яков Николаевич в 1840-е годы был бурмистром с. Поречья75. Данная ветвь рода поречских крестьян Устиновых была отпущена на волю в 1857-м году76. В Петровске Устиновы имели картофеле-паточный завод, торговую фирму77. В Поречье за ними оставался роскошный двухэтажный каменный дом-усадьба, действовали их масло-мятный, цикорный, картофеле-паточный, саговый заводы78. Крещение детей, погребение усопших Устиновы производили в с. Поречье79. Семья известна благотворительностью, общественной деятельностью80. Их родственники, поречские Устиновы, люди состоятельные, в 1870 гг. избирались церковными старостами81, а часть их записалась в мещане г. Ярославля82.

Дом Я.А. Пелевина в Поречье локализуется на Верхнем посаде (ул. Кирова), к югу от дома-усадьбы Устиновых (ул. Кирова 53»А»). По воспоминаниям старожилов улицы, это был большой двухэтажный каменный дом, размерами превосходивший стоящий рядом особняк Устиновых83. В Ростове Якову Андреевичу принадлежал дом, в котором в конце 1850 начале 1860 гг. снимало квартиру женское училище. Делами по нему, в том числе получением квартирной платы, выдачей расписок, занималась Анастасия Васильевна84.

Датой смерти Я.А. Пелевина в литературе и некоторых источниках выступает 1863 г.85 Однако, по метрическим книгам совершенно четко определяется, что он скончался 23 и похоронен 25 ноября 1862 г. у Петропавловской церкви с. Поречье86. Леонтий Яковлевич умер 29 декабря 1864 г. «от кашля» и был похоронен 31 декабря рядом с отцом87. Анна Васильевна пережила мужа на 10 лет, скончалась в Поречье 28 января 1874 г. «от чахотки»88.

25 января 1870 г. в Николоподозерской церкви г. Ростова состоялось венчание ростовского купеческого сына Андрея Дмитриевича Иванова 20 лет и с. Поречья крестьянской дочери, девицы Евфалии Яковлевны Пелевиной 17 лет. Поручителями по жениху были его брат, ростовский купец Н.Д. Иванов и дядя, мещанин А.С. Иванов, а по невесте – петровский купец Д.П. Устинов и ростовский купец Н.В. Тимонов89. 19 февраля 1871 г. у них родился первенец, Дмитрий. 20 февраля в том же ростовском храме он был крещен. Восприемниками Дмитрия Андреевича стали дед, ростовский купец Д.С. Иванов и тетушка, Л.Я. Устинова90.

После смерти Я.А. Пелевина Анастасию Васильевну, очевидно, забрали к себе дочери. Доверенным наследников Пелевиных был Д.П. Устинов. 23 января 1872 г. на волостном сходе крестьян с. Поречье рассматривалось его предложение купить дом в Общество, для церковного притча за 2500 руб., а ему уступить общественный дом Сорогиных за 500 руб., что составит платеж 2000 руб., сроком выплаты в 4 года по 500 руб. серебром. Сход приговорил купить дом на этих условиях и определил платить из доходов водяной мельницы91. Однако, судя по прошению от 18 января 1876 г. крестьянской вдовы А.В. Пелевиной, петровской купеческой жены Л.Я. Устиновой и ростовской купеческой жены Е.Я. Ивановой, деньги за дом по приговору 1872 г. не были им выплачены. Сход постановил, в виду скудности общественных средств, предложить просительницам получить за дом в текущем году 1000 руб. По платежу второй части уполномочить волостного старшину В.П. Пикушина «взойти в согласие с просительницами, или их доверенными»92. «Купчая крепость» на дом была им оформлена 8 февраля 1876 г. В начале 1877 г. Сход постановил выдать наследникам оставшуюся тысячу в январе-феврале, а дом считать общественной собственностью93.

По некоторым данным, в 1880-1918 гг. в доме Пелевиных размещалась почта с. Поречье94. После перевода почтового отделения в 1919 г. на «Заречье» в дом «бывшей» А.И. Мельниковой95 дом Пелевиных на Верхнем посаде пришел в запустение96. В 1930-х годах он был сломан вместе с десятком других «кулацких и сгоревших от пожара 1887 г.» двухэтажных каменных домов на кирпич, для расширения и реконструкции консервного завода97.

«Первостатейные» крестьяне с. Поречья, такие, как Пелевины и Королевы, Титовы и Пыховы, Сорогины и Козловы, Устиновы и Шестаковы, связанные родственными узами между собой, с ростовским купечеством и мещанством играли важную роль в экономической жизни города и уезда. А их дети и внуки – в общественной жизни Ростова, в реставрации Ростовского кремля, в создании и деятельности в нем музея.

  1. ГМЗРК. Ж-328; М-910; Д-871; Д-893. Кроме того: Печать сургучная кон. XIX в. «Цикорный кофе Василия Пелевина». М-892.
  2. Колбасова Т.В. Купеческий портрет из собрания Ростовского музея / СРМ. Вып. XI. Ростов, 2000. С. 172, 176-177.
  3. Вичутинская Е.В. Московская ветвь рода Копериных-Щаповых. / ИКРЗ 2005. Ростов, 2006. С. 306-308.
  4. РФ ГАЯО. Ф. 197. Оп. 1. Д. 654. Л. 74 об., 79 об., 94 об., 99 об.
  5. Однако, стоит отметить, что произношение некоторых поречских фамилий, осевших в Ростове, изменяется: например, поречское – Костылёвы с ударением на третью гласную «ё», превращается в ростовское – Костылевы с ударением на первую гласную.
  6. РФ ГАЯО. Ф. 225. Оп. 2. Д. 43. 70 об.
  7. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 1. Л. 69 об.–70.
  8. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 4. Л. 61 об.
  9. Столпянский Н.П. Промыслы в селе Поречье-Рыбном Ростовского уезда, Ярославской губернии / Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. СПб. 1885. С. 2–33.
  10. РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 534. Л. 26, 33 об., 65.
  11. РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 820. Л. 26 об., 35.
  12. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 3. Л. 28 об.
  13. РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 986. Л. 72 об., 98.
  14. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 3. Л. 68 об.
  15. Подробное статистическое обозрение фабрик и заводов Ярославской губернии. СПб. 1857. С. 26.
  16. РГАДА. Ф. 1357. Оп. 1. Д. 53. Л. 103-103 об.
  17. Титов А.А. Статистическо-экономическое описание Ростовского уезда. СПб. 1885.
  18. «Уложение для с. Поречья гр. Орлова» // ЯГВ. 1853. С. 429, 445, 464.
  19. РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 506. Л. 15. Рукописный, оригинальный текст «Повелений» для с. Поречья, а также для Борисоглебских слобод, данный 16 июля 1774 г. «В бытность его Сиятельства, графа Владимира Григорьевича в Поречье…», ставших основой «Уложения».
  20. РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 534. Л. 16 об., 18, 30 об.; Д. 544. Л. 62 об., 140; Д. 820. Л. 35.
  21. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 1. Л. 270-300; Ф. 113. Оп. 1. Д. 2. Л. 1-4 об., 82 об.
  22. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 4. Л. 109 об, 110.
  23. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 9. Л. 168.
  24. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 248 об.
  25. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 39 об.
  26. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 145 об.
  27. РГАДА. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 679. Л. 9, 13, 32, 43 об., 49 об., 53, 60; Д. 820. Л. 68, 140; Д. 869. Л. 10 об., 104 об., 134; Д. 986. Л. 40 об., 64, 67 об.
  28. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 110 об., 146 об., 156 об., 157, 173 об., 201 об., 214 об., 225 об., 230 об., 260 об., 271 об., 305 об., 306 об., 312 об., 412 об.
  29. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 107, 120 об., 169 об., 190 об., 220 об., 261 об., 263 об., 317 об. Например, ростовская мещанка, девка Зиновия Андреева, проживавшая «в доме вдовы Марьи Кириловой Воробьевой в послужении»; «Проживающий на заработках в селе нашем костромской мещанин…».
  30. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 256 об.
  31. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 143 об., 317 об., 387 об.
  32. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 266. Л. 11 об., 38 об.
  33. РФ ГАЯО Ф. 113. Оп. 1. Д. 1. Л. 174–175.
  34. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 46 об., 53 об., 88 об., 99 об., 107 об., 108 об., 111 об., 117 об.. 120 об., 121 об., 137 об., 158 об., 159, 178 об., 180 об., 192, 202 об., 221 об., 222 об., 224 об., 229 об., 240 об., 314 об., 357 об., 375 об., 415 об.
  35. Никольский Ф.Я. Село Поречье-Рыбное // ЯГВ. 1848 г. №№37–43; РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 82 об., 88 об., 121 об., 146 об., 305 об. Примечание: Единичные случаи – из Вологодской, Московской, Рязанской губерний, а также евреи из Полоцкой губернии.
  36. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 4. Л. 61 об.
  37. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 167 об.
  38. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 165 об.
  39. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 1. Л. 137.
  40. Никольский Ф.Я. Указ соч.; Титов А.А. Ростовский уезд Ярославской губернии. М. 1885. С. 124–150; Федотова Т.П. Вокруг Ростова Великого. М., 1987. С. 85-87; Маринин И.Л. Поселок-памятник // «Ростовский гражданин» №28. Приложение к газете «Ростовский вестник» 25 января 1992 г.
  41. РФ ГАЯО. Ф. 204. Оп. 1. Д. 3500. Л. 13.
  42. РФ ГАЯО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 847. Л. 176; Д. 894. Л. 23; Д. 1008. Л. 120; Д. 1056. Л. 229.
  43. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 19 об., 29, 54, 57, 78 об., 87 об., 122, 124, 151 об.; Д. 263. Л. 411 об.
  44. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 176.
  45. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 3 об.
  46. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л.168 об.
  47. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 200 об., 225 об.
  48. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 235 об., 265 об.
  49. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 113 об.
  50. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 264. Л. 3 об.
  51. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 1 об., 21 об., 113 об., 200 об., 339 об.
  52. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 16 об., 115 об.
  53. РГАДА. Ф 1273. Оп. 1. Д. 986. Л. 4 об., 106 об.
  54. РФ ГАЯО Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 121 об.
  55. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 139 об., 159 об.; Д. 263. Л. 20 об., 45 об., 376 об.
  56. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 4. Л. 61 об.
  57. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 308 об., 319 об., 322.
  58. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 262. Л. 70, 139.
  59. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 3. Л. 71 об., 72.
  60. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 201 об.
  61. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 10. Л. 9 об.; Ф. 225. Оп. 2. Т. 2. Д. 2426. Л. 18.
  62. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 9. Л. 145 об.
  63. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 264. Л. 169 об. – 170.
  64. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 263. Л. 94 об.
  65. Подробное статистическое обозрение… С. 23; РГАДА. Ф. 1274. Оп. 1. Д. 1273. Л. 79, 83 об., 84; Ф. 1357. Оп. 1. Д. 53. Л. 103-103 об.; РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 422. Л. 24 об.
  66. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 3. Л. 80.
  67. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 4. Л. 104 об.-109.
  68. РФ ГАЯО. Ф. 225. Оп. 1. Т. 2. Д. 1680. Л. 3, 15; Ф. 113. Оп. 1. Д. 11. Л.15 об.
  69. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 5. Л. 59.
  70. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 9. Л. 99 об.
  71. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 115 об.
  72. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 133 об.
  73. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 159 об.
  74. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 151 об.–152.
  75. РФ ГАЯО. Ф. 225. Оп. 1. Т. 1. Д. 1085. Л. 4-5.
  76. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 9. Л. 106 об.
  77. Ярославский календарь на 1889 г. Ярославль 1888. С. 31, 69.
  78. Подробное статистическое обозрение... С. 23; Колесникова В.А. Огородничество в селе Поречье Ростовского уезда Ярославской губернии. Ч. II. Ярославль, 1897. С. 18; РГАДА. Ф. 1357. Оп. 1. Д. 53. Л. 103-103 об.; РФ ГАЯО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 186. Л. 270 об.; Д. 422. Л. 25; Ф. 113. Оп. 1. Д. 5. Л. 46 об., 84.
  79. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 103 об., 168 об., 374 об., 474 об., 511 об.; Д. 267. Л. 1 об., 15 об.
  80. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 10. Л. 34; Ф. 5. Оп. 1. Д. 294. Л. 9.
  81. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 5. Л.105 об.
  82. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 5. Л. 15, 15 об.
  83. Воспоминания старожила п. Поречье Александры Павловны Костылёвой (1907-1991). Записано А.Г. Морозовым в 1990 г.
  84. РФ ГАЯО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 10. Л. ? (№№29 и 31).
  85. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 8. Л. 228 об.
  86. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 254 об.
  87. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 265. Л. 341 об.
  88. РФ ГАЯО. Ф. 372. Оп. 2. Д. 267. Л. 26 об.
  89. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 67. Л. 206 об.–207.
  90. РФ ГАЯО. Ф. 371. Оп. 2. Д. 67. Л.. 188 об.–189.
  91. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 11. Л. 54, 54 об.
  92. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 5. Л. 4 об., 11 об.
  93. РФ ГАЯО. Ф. 113. Оп. 1. Д. 5. Л. 46 об.
  94. ГАЯО. Ярославская губернская газета «Голос» 1909 г. №172; Воспоминания старожила п. Поречье Александры Павловны Костылёвой (1907-1991).
  95. РФ ГАЯО. Ф. – Р. 183. Оп. 1. Д. 1. Л. 314.
  96. Воспоминания старожила п. Поречье Александры Павловны Костылёвой (1907-1991).
  97. РФ. ГАЯО. Ф. – Р. 10. Оп. 1. Д. 2. Л. 38.
Выражаю искреннюю признательность Т.В. Колбасовой, Е.В. Вичутинской, Е.И. Крестьяниновой и В.К. Кривоносовой за помощь в создании данной работы.
КАК ДОБРАТЬСЯ