Дневники С.А. Соколова. Публикация Л.Ю. Мельник (Ростов). с. 271.

Дневники С.А. Соколова. Публикация Л.Ю. Мельник (Ростов). с. 271.

Продолжение. Начало в СРМ. Ростов, 1992. Вып. III. С. 173-202; СРМ. Ростов, 1993. Вып. V. С. 225-245; СРМ. Ростов, 1994. Вып. VI. С. 236-253; СРМ. Ярославль, 1995. Вып. VIII. С. 202-219.

№ 9. Одиннадцатая тетрадь (продолжение)
(Л. 12 об.) 1926 г.

27 января ст.ст. - 9 февраля н. ст. Вторник.

Сегодня утром (от 5-ти до 6-ти час.) приснился, видимо, знаменательный сон. Приснился в первый раз за все 8 лет революции Ленин и при оригинальной обстановке. Снится мне какой-то разукрашенный город (надо полагать, наш Ростов): везде развешаны плакаты, электрические лампочки, кого-то встречают. Я стою у какой-то каменной стены, а передо мною открыт вход (что-то похожее на парадное крыльцо с небольшой лестницей) внутрь здания. В комнате находятся разодетые в форму (полная парадная форма не то полиции, не то пожарную) люди, а перед ними Ленин что-то (Л. 13) говорит. Представляется он мне в том виде, как обыкновенно его изображают на картинках: в картузике фабричного, в пиджачке, с галстуком на рубашке, брюки навыпуск, и в ботинках. После этого он мелко пошел, с одним из чинов простившись за руку, а другого мелкого чиновника по дороге поцеловав. Я немало дивился, как же это так: Ленин и вдруг разговаривает с полицией. Спустившись с лесенки, он увидел меня, стоящего за углом, и, взяв меня под руку, и что-то разговаривая, пошел дальше. Я, заметив, что он принимает меня, может быть, по ошибке, за кого-то другого, не преминул объяснить ему, что я ветеринарный врач и служу в на(Л. 13 об.)стоящее время в уезде, и мне очень хочется попасть в город, на что он ответил довольно ласково: “Хорошо, хорошо! Я скажу агроному”. Подумав, при чем тут агроном, я все-таки не стал его больше беспокоить, тем более, что он торопился куда-то далее.

Потом, через некоторое время он увидал меня снова и сам уже, без всякого с моей стороны повода, остановился и добавил: “будьте покойны”, я же в это время, оторвав у белой фуражки, в которой был, кромку, положил конец ее под подошву башмака, намереваясь оторвать совсем... и вдруг... ”тррр” ...И я проснулся, слушая, как я храпел во сне.

Что “сей сон значит?” спрашиваю я себя, и почему приснился мне Ленин, (Л. 14) а не кто-либо другой? Думаю, что это потому, что читаю я книжки и о Ленине и днем вижу много его портретов. Будущее покажет, будем ждать...

За прошлый год оказалась одна только заметка, так редко я стал писать в свой дневник, а, между прочим, в этом году сойдется 20 лет, как я веду свой дневник (с 1906 года). Интересно проглядеть теперь его весь... Между прочим, я замечаю, что прилив энергии касательно записей в дневник больше является к весне и осенью...

6 декабря по нов.ст. - 23 ноября ст.ст.

Вчера был на собрании членов союза “Медсантруд” и заспорил по поводу отчисления 1 % проц. в пользу бастующих английских горняков. Я дока(Л. 14 об.)зывал, что процент взноса очень велик, и для некоторых членов, получающих жалованья всего 12 р., будет очень тяжел. Кроме того, не следует делать его обязательным, а мне доказывали, что я должен подчиниться большинству, и на мое возражение, что это насилие, отвечали отрицательно. “Взноси и больше никаких, и не смей рассуждать!” И это не насилие, а добровольное отчисление. Происходило все это в д. Березниках, где я начал служить уч. ветврачом вот уже 2 год. Здесь я должен оговориться, что такую службу, когда человека отрывают от семьи, я называю не службой, а ссылкой, с той только разницей, что все-таки платят жалованье. Итак, вот уже (Л. 15) 2 год, как я нахожусь воленс-ноленс в изгнании. Сначала был в с. Ивановском-Рудаковых, а с 16 сентября с.г. в с. Верзине. Ну, каково же я себя чувствую? Откровенно говоря, очень скверно. Какая может быть служба или работа, когда человек все время вынужден думать о семье. Что же я делаю здесь? В свободное время, попросту говоря, “валяю дурака”. Имеется здесь один не совсем умный экземпляр, с которым мы вместе и философствуем на разные темы.

Вернусь снова к английским горнякам. В самом деле, я не понимаю, что нам за дело до них? Говорят, что когда на нас наступали “белые генералы”, (Л. 15 об.) то английские горняки не давали своему правительству угля для военных судов. А кто же воевал с нами в это время, кто наступал на Архангельск?!

24 ноября ст. ст. - Екатеринин день. 7 дек. н. ст. - вторник.

В “Северном рабочем” помещена заметка о том, что в Ростовское озеро во время нашествия поляков была опущена серебряная рака, наполненная золотом, которую после ухода поляков не могли найти. Эта рака, будто бы, находится и по сие время на дне озера. До войны немцы, якобы, брались вычистить озеро и давали за это (Л.16) 200 тысяч с тем, чтобы, что окажется в озере, поступило в их пользу. Так ли это, не так ли, а важно то обстоятельство, что озеро Неро вычистить не мешало бы. В той же газете было как-то сообщение об ассигновании Ростовским Исполкомом на это дело определенных сумм, но почему-то вопрос о чистке озера находится и сейчас на точке замерзания. А сделать это не мешало бы, и, по-моему, вот почему: на дне озера находится очень ценный ил, ценен он как прекрасное удобрение, а известно, как страдает наше крестьянское хозяйство от отсутствия удобрительных туков. Кроме того, (Л. 16 об.) вычистив озеро, можно устроить по нему хорошее пароходство по всем направлениям, а не только от Ростова до Угодич.

1-е декабря ст.ст. - вторник. 14 дек. н.ст.

Сколько времени я пишу свой дневник, а самого главного не исполнил до сих пор: все время собираюсь написать краткие (хотя бы) биографии своих родственников и вот, наконец, надумал... Начну с бабушек и дедушек, так как прадедов, как со стороны отца, так и со стороны матери, я совершенно не помню... Дед со стороны отца был священник. Звали его Серапион Васильевич Соколов, так что меня назвали в дедушку. В былые годы это было, конечно, принято. Имя очень редкое (Л. 17) и мудреное, так что немногие могут называть и редко, кто называет правильно. Священствовал дедушка в то время, как я увидал его первый раз в жизни, в селе Раменье Романов-Борисоглебского уезда. Село это находится верстах в 12-ти от станции Уткино по Вологодской ж.д. Сколько мне было лет, когда родители меня взяли с собой в гости к дедушке, я не помню, вероятно, годов 7-8, кажется, что в это время я еще не учился. Насколько я припоминаю, взят был и еще младший меня брат Александр. Дабы попасть в Раменье, надо было ехать через Ярославль по жел. дор., а через Волгу на пароходе. В Ярославле заезжали к тетке Серафиме (Л. 17об.) Серапионовне (дочери описываемого дедушки). Жила она где-то на Никитской ул. во флигеле, в д. Свиблова. Фамилию домовладельца я запомнил, а остальное помню очень смутно. Почему-то мне запомнилась церковь Вознесения, только не в том виде, как я видел ее после. Смутно припоминаю езду на “Звездочке” (так звали перевоз через Волгу) и по жел. дороге. Особенно меня поражали розовые цветы, растущие по откосам полотна. Как называются эти цветы, я не знаю и теперь, хотя вижу их часто и даже нынешним летом видел их в с.Ивановском-Рудаковых. Растут они больше на болотистых местах и чаще всего в каком-то мусоре, бурьяне или валежнике. От станции Уткино ша(Л. 18)гали по образу “пешего хождения”. Как встретили нас дедушка с бабушкой, что говорили с родителями, я не представляю. Дедушка был довольно пожилой мужчина (лет 65), с седой бородой, нахмуренными бровями. Словом, типичный сельский священник. Родители побыли недолго, а нас, двоих ребятишек, оставили гостить. Помещался летом дедушка в каком-то чулане, где у него стояла и койка, здесь он большую часть дня проводил, лежа на кровати, за чтением книг. Библиотека у него была довольно порядочная, причем книги были разнообразного содержания. Были тут и религиозного содержания, были и романы, исторические и т.д. Дедушка очень (Л. 18 об.) любил чтение и в свое время был очень неглупый человек, и весьма начитанный. Прочитавши книгу, он делал на ней свое заключение или излагал полученное от нее впечатление или просто делал надпись, вроде такой: “суа ману конскрипсит” (своей рукой написал) и весьма часто по латыни, ибо чувствовал себя знающим латинский язык. Пил дед запоями: уж запьет, так надолго. Все время просил у бабушки водочки, которую та от него прятала. А то, бывало, нальет ему рюмку, наполовину разбавив водой, дедушка, ничего, пьет. За пьянство деда недолюбливало его духовное начальство и весьма часто переводило с места на место.

(Л. 19) Так, был он одно время в приселке Никольском, верстах в 3-5-ти от Раменье. Был в Троицком на Устье Угличского у., где родился мой отец. За ум был сделан даже благочинным, а за какие-то “чудотворства” (за что именно, я не знаю) был даже под “началом” и низведен в дьячки. Так как в Раменье были раскольники (старообрядцы), то дедушка нередко сражался с ними, звали они его “отец Сарапион”, но за ум почитали. Припоминаю такой случай: как-то вечером (летом) сели ужинать (а ужинали в кухне). Было подано не то “холодное”, (так называлась окрошка с квасом), не то (Л. 19 об.) какое другое жидкое блюдо, и вот попади в это кушанье муха. Дедушка проглотил эту муху, и его начало рвать, да так сильно, что насилу оправился и чуть не заболел. Домашние, конечно, все перепугались, в том числе и мы струсили и присмирели. Этот случай, особенно мне почему-то запомнился. Впоследствии дедушка вышел за штат и переселился на житье в г. Ярославль. Здесь он доживал свои старческие дни за Которослью у своей младшей дочери Аллы Серапионовны, бывшей тогда замужем за кондуктором Григорием Семеновичем Розиным. Доживал свои последние дни дед в Ярославле в безвестности и страшной бедности. Дожил не то до 76 лет, не то до 78 (хорошенько не помню) и был похоронен на Туговой горе на кладбище. На похоронах были его дети: мой отец и дядюшка о.Александр Серапионович. И кой-кто еще из родственников. Выпили, помянули, и тем дело кончилось. Я не был на похоронах, ибо учился в Ростовском Духовном Училище, и меня, конечно, в Ярославль не взяли... Где теперь его могила, наверно, тоже не найдешь; родственников же, помнящих, где дедушка похоронен, почти никого в живых не осталось.

1927 год 7 сентября н.ст. - 25 августа ст. ст.
Среда.

А вот бабушка. Звали ее Клавдия Петровна Соколова. Как ее девичья фамилия, я не знаю, кажется тоже чуть ли не Соколова. Чья она дочь, тоже не знаю: не то дочь попа, не то псаломщика Помню я ее, как умную и хитрую старуху. Любила она тоже и выпить, хотя в этом упрекала дедушку. (Л. 20 об.) Ходила часто на базар в соседнее торговое село Давыдково Романов-Борисоглебского уезда (верстах в 10 от Раменье), где на оставшиеся от закупок деньги пила “малиновочку”. Придет, бывало, с базара - и носик красный. Дедушка начнет спрашивать отчет в израсходованных деньгах, а бабушка начнет сердиться, и дело нередко доходило до ругани.

8 сентября - 26 августа.

Горит свеча дрожащим светом,
Бандиты все спокойно спят,
“Немты” решетки не проверяют,
Замки железны не гремят.
Один бандит был всех моложе,
Склонивши голову на грудь,
С тоской по родине далекой
Нисколько он не мог заснуть.
Везде бандита презирают,
Нигде покою не дают
(Л. 21) И нами тюрьмы наполняют,
Советской пулей нас убьют!
Ах, мать ты мать моя родная.
Зачем на свет ты родила?
Судьбой несчастной наградила,
“Джентом” бандита мне дала!

11 сентября - 29 августа Иванов день (Ивана постного)

Сегодня мне, наконец, удалось побывать на так называемом “Сарском” болоте, или как его неправильно называют, “Царское”, и даже приурочивают к этому названию следующую легенду. Будто бы на том месте, где теперь это болото, было раньше озеро. И вот по этому-то озеру каталась царица на лодке и утонула. Царь, в наказание, проклял это озеро, и оно заросло и стало болотом. Указывают даже и на остатки лодки, которые в конце концов оказались остатками сруба на месте бывшего когда-то колодца. Что здесь было в очень (Л. 21 об.) давние времена озеро, на это указывает котловина, в которой находится болото. “Сарское” болото получило свое название от реки Сары, которая начинается в этом болоте и впадает в Ростовское озеро. Чтобы попасть на это болото, надо ехать до дер. Деляева, откуда, спустившись с горы, очутишься в этом болоте. Видом своим оно скорей напоминает тундру, покрытую мохом и кочками, на которых растет весьма слабая растительность: молодые березки и чахлые сосенки. Деревня Деляево (6 домов) находится в 7 верстах от с. Верзина и расположена на самом берегу “Сарского” болота. Здесь была когда-то (лет 200 назад, не менее) деревянная церковь, на месте которой стоит кирпичный столб с крестом. Тут же, очевидно, было и кладбище, остатки которого видны и теперь.

(Л. 22) Я ходил по болоту сам, хотя и недалеко. В окружности оно верст 10-12, в длину верст 5, да в ширину от 1 версты до 3х. Хорошо бы устроить здесь торфоразработки, да стоит это недешево, хотя, надо полагать, торфом окупили бы все расходы. На дне этого болота, как говорят старожилы, находится камень и очень много ключей, которые и питают реку Сару. Все рассказы о том, что Ростовское озеро со временем может заболотиться и высохнуть, надо считать ничем не обоснованными, пока существует “Сарское” болото. Я привез с собой немного клюквы, моху и ветку сосенки, покрытой также мохом. В общем, впечатление от этого болота осталось самое сильное. К этому добавлю несколько слов еще о могилах (Л. 22 об.) на кладбище в д. Деляево. Одну из них (по предположениям - барскую) пытались раскопать, но кроме костей ничего не нашли, еще ниже находится кирпичный склеп. Интересно, знает ли обо всем этом Ростовский Госмузей?

16 сентября н.ст. - пятница.

С наступлением осени и началом молотьбы в деревнях начались пожары. Палят больше риги. На днях сгорела рига в д.Фролово и в д. Брюхово. Иначе, как “палюшками”, по-моему, эти пожары назвать и нельзя. Люди отлично знают, что при нашем устройстве риг их топить нельзя, да еще натапливают так, что от одного жара рига вспыхивает сразу. Хотя Госстрах выдает и небольшую премию, но, мне кажется, что и такой выдавать не следует, ибо если это нельзя назвать намеренным пожаром, то все-таки (Л. 23) тут есть неосторожное обращение с огнем. Для того, чтобы сушить снопы в риге, надо так устраивать печи, дабы от них самое здание не загоралось.

19 октября н.ст. 26 октября ст.ст. Среда.

Сегодня исполнилось 25 лет, как я первый раз увидал свою жену и посватался к ней. Было это в воскресенье в 1902 году. Не мешает вспомнить через 25 лет, как произошло такое событие. Весной этого года я окончил Каз. Вет. Инст. и до самой осени пробыл в доме родителей. Осенью мне Мин. Вн. Дел предложило командировку в Туркестан и я от нее не отказался, но только раздумывал, как поеду один. “Сначала надо жениться, а потом уже и ехать” - так я рассуждал тогда. Беда была за небольшим, не было подходящей невесты. Не помню, рассказывал я об этом в своем днев(Л. 23 об.)нике ранее или нет, ну, да все равно, раз начал об этом речь, то надо кончить. Вечером, часов в 11 я вместе с своей матерью сел на поезд и поехал до ст. Пречистое Волог. ж.д. На станцию мы приехали часа в 4 утра, было еще темно. Здесь, напившись чаю и закусивши, нашли возницу и отправились на обыкновенной деревенской телеге за 12 верст от Пречистой в с.Покровское. Грязь была порядочная. Я был одет в пальто из бурки, в чем была мать - я не помню. Подъезжать к месту назначения мы стали часу в 8 утра, еще не кончилась обедня. Встретила нас у крыльца дома, к которому мы подъехали, какая-то старушка (как потом оказалось, мать невесты). Встретила довольно радушно, не будучи еще знакома. Наверное, сообразила, что приехал жених. Я, конечно, отрекомендовался, назвавшись Ростовцем. Невеста была еще в церкви, и ког(Л. 24)да ей сказали: “Варюшка, поди, приехал жених!” - она ответила: “Подождет - не уедет!” И действительно, жених не думал уезжать и не уехал один.

Что значит нет настроения, никак и не пишется, а потому пока рассказ об этом откладываю до другого раза.

9 октября ст. ст. 22 октября н.ст. суббота.

Пошел сегодня прогуляться и зашел по дорожке в лес. Здесь сначала стали попадаться “поганки” и “мухоморы”, а потом “опенки” и “масленники” (козляки), и, наконец, встретил два “белых” (коровки), да таких ядреных и не мороженых. Я немало удивлялся, как это в октябре месяце - и вдруг белые грибы. Небывалая осень. Правда, погода стоит теплая, хотя уже (Л. 24 об.) выпадал снег, и пробовали ездить на санях, да снова растаял.

Помню, я находил в Вощажникове накануне Воздвижения грибы, и то удивлялся, а тут в октябре - после Покрова. Интересно, как объяснить это с научной точки зрения. Думаю, что земля еще теплая, и не промерзла, вот “завязи грибные” и сохранились, а потому идут и грибы.

26 октября - среда.

Продолжение советской песни (см. 26 августа).

Сажайте в темную карету,
Вези скорее на расстрел,
Прощай, родные, прощай, свобода,
Прощай, весь белый, белый свет.
И вот уж кладбище готово,
Готова яма для меня,
Прощай, родные, прощай, свобода,
Здесь жизнь покончена моя!

(Л. 25) Другая вариация 2-го и 3-го стиха: (соч.С.А.Соколова)

Один бандит был всех моложе,
Ему взгрустнулося в тиши,
И он запел про ясны очи,
Про очи девицы-души!
“Ах, очи, очи голубые,
Зачем сгубили молодца,
Ах, люди, люди, люди злые
Зачем разрознили сердца!?”..

Продолжаю биографии дедов и бабушек. Деда со стороны матери я не знаю совсем, так как он умер, когда меня еще не было на свете. Звали его Александр Иоакимович Андреевский. Был он священником при церкви Иоанна Предтечи, где служил потом и мой отец. Умер он в 1870 году, кажется, от чахотки 52 лет от роду, как зна(Л. 25 об.)чится на кресте его могилы. Отец женился на его дочери Вере и поступил “со взятием”. Дедушка Александр похоронен в Ростове на Николо-Воржищевском кладбище с левой стороны алтаря. На могиле его поставлен моим отцом металлический крест...Бабушка по матери (жена отца Александра) умерла еще раньше и, кажется, тоже от туберкулеза. Знаю я, что звали ее Павла Гаврииловна Мизерова (до замужества), и больше ничего мне об ней неизвестно. Была она похоронена рядом со своим мужем, но в ее могилу впоследствии была положена ее дочь (а моя тетка) Мария Александровна Андреевская.

(Л. 26) 14 октября ст.ст - четверг 27 н.ст.

Прошло 25 лет, как я женился. Думал ли я в то время, что буду через 25 лет где-то в Верзине, вдали от семьи, один. На пороге 26 года женитьбы мне хочется вспомнить, как я проводил холостую жизнь, рано ли лишился девства и т.д. Припоминая далекое прошлое, оказалось, что я пал очень рано, было мне всего 14 1/2 лет.

Виной тому товарищество. Случилось это, когда я перешел из Духовного Училища в Семинарию и стал учиться в Ярославле. Не помню, в какой-то праздник (надо быть, в Иванов день) семинаристы подвыпили, угостили и меня, и пошли гулять сначала в “портерную” (так назывались тогда пивные), а потом и на “сладкую” улицу. Потащили с со(Л. 26 об.)бой и меня, вместо того, чтобы уговорить, или даже прямо приказать не ходить. “Сладкой” улицей в то время считалась Пошехонская часть Борисоглебской (так называемой Кучерской переулок). Теперь все эти улицы сгорели...

(Л. 27). 28 октября ст. ст. - Дмитриев день. 10 ноября н.ст. - четверг.

Вчера я вернулся из Ростова, где был на юбилейных торжествах по случаю десятилетия Октябрьской революции. Вышел в 8 ч. утра, а пришел часов в 5 вечера. Идти пришлось по невозможной дороге, так что все удивляются, как я мог дойти. И, дивное дело, почти не устал и не натер ногу, хотя сапоги промокли, и ноги были мокрые. Пришел бы я и ранее, да заблудился в одном месте. Как только я сбился с дороги, и сам понять не могу. Вот, не верят в леших, а тут, на поди, сбился днем (хотя уже начинало вечереть), пришлось идти в деревню и расспрашивать дорогу. Когда я нашел наконец путь, я пустился вовсю, не разбирая ни луж, ни колей, все боялся, как бы не (Л. 27 об.) сбиться снова, тем более, что дорога шла лесом. В Ростове я был на вечере воспоминаний, на торжественном заседании союза “Медсантруд”, ходил смотреть на карнавал и на выставку, где мне особенно понравился музей. В нем я давно не бывал и остался весьма доволен. Хороши комнаты из дворянского быта: отдельная гостиная и отдельная игральная для карт комната. Висят редкостные старинные часы, два старинных зеркала и много других замечательных вещей и картин...

№ 10 Тетрадь № 12

(Л. 1) 1928 год 1/14 января - суббота. Новый год.

“Что день грядущий мне готовит?” - принято спрашивать в день нового года. Отвечаю на этот вопрос. Одно я вижу с неумолимой ясностью, а именно: после 50 лет жизни все пошло катиться под гору, и нет возможности, при всем желании, подняться в гору, поехать назад. Расшифровываю эту фразу: немощи человеческие начинают одолевать сильнее и сильнее, усиливаются всяческие болезни. В то время как прежде на какой-нибудь насморк не обращал внимания, теперь с ним приходится считаться серьезно. О других испытаниях, вроде болезней домаш(Л. 1 об.)них, я уже и не говорю: каждая из них прибавляет седину в бороду. Сегодня, между прочим, у меня обломился коренной зуб, и осколок его я чуть было не проглотил с куском хлеба.

(Л. 2 об.) 11/24 февраля - день св. Власия.

Св. Власий считается покровителем скота. Откуда идет это поверье, я что-то не помню. Думаю, не был ли Власий каким-нибудь “скотским лекарем” или попросту коновалом, а что наш мужичеок еще до сих пор верит всяким коновалам, знахарям, попам и разным бабушкам, - это я с досто(Л. 3)верностью знаю. Коновальство еще до сих пор не только существует на Руси, но и наносит громадный ущерб крестьянскому хозяйству, и подрывает авторитет ветеринарного дела. Что за тип эти “коновалы”, всем хорошо известно. “Коновал” - это, я бы сказал, “бродячий лекарь”. С началом ранней весны расхаживают они по деревням, снабженные разными “коновальскими” атрибутами: повалом, ножами, различными “кладями”, и даже нередко сулемой. Больше всего их происходит из Тверской губ. Занимаются коновальством нередко и “татаре”. Кастрируют они лошадей самым примитивным способом (чаще посредством грязных лещеток) и берут за кастрацию от 10 до 20 руб. Как бороться с этим (Л. 3 об.)? Товарищи предлагают много средств, начиная от санпросвещения и кончая репрессивными мерами. По-моему, единственным и лучшим способом борьбы с коновальством является просвещение этих самых коновалов. Для достижения этой цели необходимо выявить их всех, а не загонять в подполье, как предлагают некоторые товарищи. Когда они будут все зарегистрированы, следует созвать какие-либо “коновальские” курсы. И это тем более необходимо сделать, что сами коновалы стали за последнее время прислушиваться и приноравливаться к ветеринарам. У меня, например, были такие случаи: 1) один коновал посылал владельца лошади к “ветинару”, причем (Л. 4) говорил, что у лошади внутри “червь”, и его может выгнать только ветеринар. При исследовании у лошади оказались глисты. 2) Другой коновал просил научить его кастрировать (правильно) мелких животных.

13/26 февраля - Прощеное воскресенье.

В последний день масленицы существует трогательный обычай, сохранившийся еще кой-где до сих пор, обычай ходить по домам и прощаться друг с другом. Обычай этот, несомненно, церковного происхождения: церковь готовится к великому посту и вот, чтобы достойно встретить его, установила прощение обид. В самом деле, если кому приходилось мириться со врагом, тот испытал, какое это сладостное чувство.

(Л. 4 об.) 4 ноября н.ст. - 22 октября ст.ст.

Сегодня для “зимней-Казанской” (как говорят ростовские мужики) дочь Тоня принесла из нашего “палисадника” цветов и сделала букет. Это тем более удивительно, что в некоторые годы в это время бывает уже зимняя дорога и вообще около этого времени устанавливается зима. В этом году и лето было плохое, дождливое, и осень тоже не лучше: все время льют дожди, дожди, и грязь, грязь... Когда кончится осень - неизвестно, но, судя по деревьям, затянется надолго, так как некоторые из них (например, верба) до сего времени не свалили лист. При такой погоде только и сидеть дома, да читать книжки или писать дневник. Несмотря на работу, я в (Л. 5) свободное время стараюсь делать и то, и другое... Выписываю из песенника “Песни нового быта” (а по-моему, это старинная песня, еще студенческая, только переделанная на новый лад)...

Много песен слыхал я в родной стороне,
Не про радость - про горе в них пели,
Из всех песен одна в память врезалась мне,
Это песня рабочей артели.
Первый припев. Эх, дубинушка, ухнем!
Эх, зеленая, сама пойдет...
Подернем, подернем, да ухнем!
И от дедов к отцам, от отцов к сыновьям
Эта песня идет по наследству.
И лишь только работать невмочь станет нам -
Мы к дубине, как к верному средству.
Первый припев.
(Л. 5 об.) Умирая, отец на дубовой скамье
Завещает родимому сыну:
“Ты пойди, мой сын, в лес и дубину там срежь,
На проклятую царскую спину”.
Первый припев.
За годами года проходили чредой
Изменилась родная картина.
И дубина с сохой отошли на покой -
Их сменила царица-машина.
Второй припев: Эх, машинушка, легче!
Эх, железная, сама пойдет...
Наладим, наладим, да пустим!
Старый строй разрушил капитал-властелин,
С корнем рвал он дворянские роды,
Мужиков и ребят из родных палестин
Гнал на фабрики, верфи, заводы.
Второй припев.
Без бояр, без дворян оказался наш царь...
(Л. 6) Кто поддержит тебя, сиротина?
Кто опорой тебе будет в новой судьбе?
Кто заменит тебе дворянина?
Второй припев.
Но наш царь не сплошал - он купца обласкал,
И купец ему стал тут опора.
А наш русский мужик и к машине привык -
Его душит купецкая свора.
Второй припев.
Но настала пора - и проснулся народ,
Разогнул он могучую спину,
И стряхнул он с ней царя, богатея-купца,
Да прибрал он к рукам и машину.
Второй припев.
Правит целой страной наш народ трудовой.
И не гнет ни пред кем свою спину.
Лишь как память былой старины отжитой
Запевает теперь он “Дубину”...

(Л. 6 об.) К этому прибавлю еще старинный куплет:
Англичанин-мудрец, чтоб работе помочь,
Изобрел за машиной машину,
А наш русский мужик, коль работать невмочь,
Он затянет родную “Дубину”:
Первый припев.
Октябрьская революция. 25 окт./7 ноября.

Для октябрьского праздника вспомнились мне советские инженеры и попы. Первые потому, что я нагляделся, как они строят здания, и вообще ведут постройки. Сто раз переделывают одно и то же дело: очевидно, раздумывают, что сделать: окно или дверь. Так было дело с постройками и у нас в Ростове. Ремонтируют бывшее здание Чистякова (у каменного моста) и вот внизу целое (Л. 7) лето и осень возились с окном, то его заделают и прорубят дверь, а то опять снова сделают окно. Я все ходил и наблюдал. Теперь окно победило и очутилось там, где раньше была дверь. Не знаю, не раздумают ли после и не сделают ли опять дверь? Будущее покажет...

Попы пришли в голову потому, что они тоже являются строителями, только строят не дома и переделывают окна, а воздвигают “церкви божии” на средства рабочих, которые они среди них собирают. И это делается на виду у всех и в то время, когда многие церкви закрываются или переделываются на другие здания, или совсем сламываются, как ненужные никому.

(Л. 7 об.) 27 ноября (н.ст.) вторник.

Сегодня один из бойцов рассказал мне, как спасают пожарники лошадей, провалившихся на льду озера весной и осенью. Осенью, как известно, озеро замерзает не сразу: сначала лед, даже при сильных морозах, бывает не толще вершка. Вот тут-то и рискуют лошадями неопытные ездоки. Провалившись на тонком льду, лошадь сама выбраться уже не в состоянии, так как лед тонок и обламывается. Приходится владельцу лошади, дабы спасти ее, нередко обращаться за помощью к пожарной команде. Пожарники в этом случае прибегают к очень остроумному способу спасения утонувшего животного, (Л. 8) о котором я слышу в первый раз в жизни и хочу рассказать. Берут средней толщины канат (или веревку), делают из него мертвую петлю и накидывают лошади на шею. После этого сильно стягивают эту петлю и “душат” лошадь (так выражался боец). Я сначала не понимал, в чем дело, а потом разобрался. “Душат” лошадь не совсем, не до смерти, а только временно, так сказать, задерживают дыхание. И это понятно вот почему. Когда я вспомнил, что то же самое происходит у животного, которое подавилось инородным телом. Вследствие закупорки пищевода животное сейчас же начинает “вздуваться”, у него в желудке развиваются (Л. 8 об.) газы, является “тимпанит”. Так и тут: надавливая веревкой на область шеи, вместе с трахеей сдавливается и пищевод, происходит развитие газов в желудке, животное “вздувает”, вследствие чего оно становится более легким и поднимается водой кверху, на поверхность ее. Вот этим-то моментом “удушения” и пользуются пожарники. Быстро выдергивают на лед всплывшее животное, предварительно подложив под него какие-либо жерди или доски. Потом по льду подтягивают постепенно и потихоньку и к берегу и здесь начинают отхаживать лошадь, для чего “мертвую петлю” снимают с шеи не сразу, а посте(Л. 9)пенно, понемногу. Лошадь начинает сначала потихоньку шевелить ногами, потом понемногу восстанавливается и дыхание, и животное оживает. Вот что значит “душить” лошадь. Вся забота владельца до прибытия помощи состоит в том, чтобы не давать лошади погрузиться в воду с головой. Иначе она погибла.

8 декабря/25 ноября - суббота.

За 10 коп. был сегодня на “кино” в гортеатре. Играли “Белый орел” с участием артистов: Качалова, Мейерхольда, Петровского, Стэрн и др. На экране несколько раз появлялась вывеска: “Твердая власть!” В том-то и дело, что не было твердой власти. Иначе губернатор не (Л. 9 об.) переживал бы тех мучений, какие изображались на картине. Хорошо играл архиерей, и вообще все артисты вели себя живо и правдоподобно.

1/14 декабря - пятница.

Зима нынешний год наступила нормально - с декабря. Вместе с зимой кончаются, кажется, и мои передряги. Сегодня выдержал последний буран. Так иносказательно я говорю об одном деле, которое заделалось еще в бытность мою в Верзине, а теперь остаются одни отклики. Мать отравившейся А.З. предъявила ко мне иск, ни много, ни мало, на 185 р. Пришлось нанимать адвоката, что обошлось мне в 33 р. Конечно, мог бы и сам я без ущерба, может быть, для дела выступать на суде, (Л. 10) но адвокат мне нужен как ширма, тем более советский суд классовый. Истица притворилась, конечно, беднячкой, обиженной, замученной и т.д., и суд мог быть разжалоблен ее слезами, тем более, что на суде 3 бабы и 3-я истец. Да, к несчастью истицы, она не сумела отстоять свой иск, запуталась, и суду ничего не оставалось более, как отказать.

5/18 декабря - вторник.

Вчера я имел рассуждение о борьбе с пьянством в России. Этот вопрос, конечно, не новый, и ничего особенного я не хочу сказать по этому поводу, так как боролся с пьянством у нас и царь, и борется теперь советская власть, но надо сказать, что пьянство в России ничуть не уменьшилось, если не ска(Л. 10 об.)зать, что увеличилось. В чем же причина? Почему борьба с пьянством не увенчивается успехом? Мне кажется, что к этому вопросу мы подходили не с того конца. Мы боремся все запретительными мерами: запрещали продажу вина, самогоноварение, торговлю в трактирах и т.д. Я же полагаю, что надо сделать как раз наоборот: не запрещать пить вино, а разрешить повсеместную торговлю им. Известно ведь, что “запрещенный плод сладок”. Чем больше запрещают, тем больше хочется нарушить это запрещение. Возьмем такой пример (может быть, и не совсем подходящий, скажут мне): мальчику запрещают курить табак, так его как нарочно тянет к нему, соблазн велик, ему хочется научиться, узнать, как это большие (Л. 11) курят? Так и тут: алкоголик что ребенок, его тянет запретный плод. И вот, я думаю, что питье водки не воспрещать надо, а открыто разрешить: следует сказать (как бы так): “пей, ребята, вовсю!” Для этого надо не сокращать продажу вина, а устроить торговлю им везде: пусть будут “казенки” в каждой деревне, а в городе на каждой улице. Казне от этого прибыль увеличится (хотя большевики любят говорить, что Государство торгует вином не ради прибыли), доходу будет более, и в то же время уменьшатся расходы. Мужичку незачем будет ехать в город (на “базар”), “пить вино”. Все деньги, какие он тратит по поездке в город “за вином”, будут идти на месте. Мне будут (я это пред(Л. 11 об.)вижу) возражать, что “так де пьянство не уменьшится, а увеличится”, я на это отвечаю: “ну и пусть увеличится”. Только это увеличение, я полагаю, продолжится недолго: год какой-нибудь, самое большее, три года, а потом начнет постепенно уменьшаться, в конце концов совсем сойдет на нет и прекратится. И это вот почему: пьяница ведь это прежде всего больной, и надо дать ему почувствовать его болезнь во всей силе. Ну, пока будет, хочется спать! Не знаю, сумел ли я ясно высказать свою мысль так, как хотел. Завтра допишу все, что еще вспомню!

23 декабря н. ст. Воскресенье.

В четверг был я на докладе Упрофбюро и выслушал, между прочим новость: кем-то и когда-то (я не могу сказать (Л. 12) иначе) решено строить трехэтажный каменный дом для рабочих, на месте разрушенного теперь б. трактира “Тулон”. Место это в самом центре города, очень хорошее, как раз напротив почты. По моему мнению, оно было бы более пригодно для постройки театра: в Ростове считается около 20000 населения, а хорошего театра нет, имеется небольшой в б. народном доме, да и тот “обуродованный”. Хотя он и расширен и поотремонтирован за последнее лето, но вверху и плохо слышно, и плохо видно. На постройку рабочего дома будто бы уже и имеются какие-то сто тысяч. Но это, конечно, мало, и хорошего каменного здания на эти деньги не выстроишь!

(Л. 12 об.) 25 и 26 декабря нов. ст. Вторник и среда.

В этом году рабочие решили не праздновать дни Рождества (сказал бы я Христова, да нельзя говорить), и поэтому мы работали на бойне, хотя дела особенного и не было. Соввласть совсем предполагает вычеркнуть из календаря празднование как Рождества, так и Пасхи. И было бы правильно: раз Бога нет, раз религия дурман, зачем церковные праздники? Интересно посмотреть, будет ли рабочий праздновать “поповское” рождество. Мне думается, что будет, хотя не гласно, а потихоньку напьется, тем более, что в нынешнем году рождество приходится по-церковному в понедельник.

(Л. 13) Накануне день отдыха - воскресенье, как не выпить, а в понедельник с похмелья можно на работу и не ходить. Выходит, отменой празднования “советского” рождества сыграли только в руку попам.

Теперь по другому вопросу: в Рождественском номере “Северного Рабочего” напечатана статья: “рождение неродившегося человека” и говорится об избитой истине, что никакого Христа не существовало. Статья очень слабая. Вот с этим я никогда согласиться не могу. Если отрицать существование Христа, значит, надо отрицать собственное существование, придется отрицать и существование ближайших (по времени) к (Л. 13 об.) Христу людей, как то: апостолов, мучеников и их мучения. Придется доказывать, что Римских Императоров, мучивших первых христиан, никогда не было. В конце концов, можно дойти до полного абсурда. Я уже не говорю о существовании документов, в которых определенно говорится о смерти И. Хр. и т. д.

27 декабря - Четверг.

Хочется мне записать один анекдот про Николая II. Приехал он, будто бы, в ставку и спрашивается Вел. Князя Н.Н.: “Враг близко? “ Тот оглядел его и говорит: “Уж я не знаю, кто из нас в плену, ты или я?”. Сзади Николая стоял Фредерикс, министр двора и немец. Этот анекдот я слышал и ранее, но только (Л. 14) несколько длругой вариант, который теперь забыл.

№11. Тетрадь № 13.

(Л. 1) 1929 год. Января 9-го ст.ст. Кровавое воскресенье. 22 янв. н.ст.

“Трещи, не трещи, прошли водокрещи!” - говорит русский мужичок о “крещенских” морозах. В самом деле, после “крещенья” солнце начинает пригревать. В связи с термином “водокрещи” мне пришло на ум другое мужицкое слово: “крещенье” с ударением на последнем слова этого звуке “ё”, и таких слов у мужика много: “успленьё”, “введеньё”, “зачатьё” и т.п. Я стараюсь пускать эти и другие словечки в обиход. Мои, например, выражения: “мужик едя на базар вино пить” гуляют уже повсеместно. “Сивая кобыла ржет, значит здорова и мужик весел” - другое пущенное в обиход выражение. А о поездке мужика “на базар” мной нарисована целая картина. Мужик “едя” на базар не один, а чаще всего с бабой, приезжает в город, продает свинину и потом отправляется с выручкой в трактир (Л. 1 об.) чай пить “с ситным, с колбасой”, напьется “вина” и пьяный едет домой, гонит вовсю и бьет свою “клячу”, потом к “витинару”: кобыла “плохо ест и пьет”, и, если “витинар” не “угадает” болезни, жалуется потом в вик. Дома начнет “лупить” бабу и т.д. до следующей базарной поездки.

10/23 янва