Ростовскому музею 125 лет.

В годы Великой Отечественной войны Ростовский музей был законсервирован - все экспозиции разобраны, экспонаты упакованы на случай эвакуации, штат сокращен. Главное здание музея - Самуилов корпус - было передано воинской части. Немногочисленным посетителям показывали только архитектурные памятники (в 1943 г. проведено 7, в 1944 г. - 3 экскурсии).

2 ноября 1944 г. Ярославский облисполком принял решение об открытии музея, и 20 февраля 1945 г. в Отдаточной, Ионинской палатах и Княжьих теремах Ростовского кремля открылась экспозиция отдела природы. С 7 ноября 1945 г. функционировала Белая палата с исторической экспозицией с IX по XVII в. Особая выставка была посвящена Ростову в годы Отечественной войны.

Как и до войны, Ростовский музей оставался краеведческим. Экспозиции в нем строились согласно типовой тематической структуре, утвержденной в 1945 г., которая предусматривала для краеведческих музеев три основных отдела: "Природа края", "История края", "Социалистическое строительство и Великая Отечественная война". Смысловые акценты в экспозициях делались не столько на подлинные предметы, сколько на муляжи, копии, чучела животных и птиц, фотографии и газетные вырезки, лозунги и цитаты. Подобные экспонаты во множестве заказывались для отделов музея. Наибольшее впечатление на посетителей Ростовского музея производил "каменный мешок" - тесное помещение с фигурой прикованного узника, изображавшее митрополичью тюрьму. Этот аттракцион стал своего рода "визитной карточкой" музея, спустя многие десятилетия посетители с теплотой в голосе говорят о нем, как о самом запомнившемся экспонате. Слава "каменного мешка" распространилась по всем музеям Ярославской области и в 1954 г. в Ростовский музей обратилась директор Угличского музея Л. Колтунова: "Угличский краеведческий музей просит сообщить имеются ли у Вас фото "Каменного мешка" (т.е. тюрьмы) в Ростовском митрополичьем доме? Может быть есть и чертеж "каменного мешка", а так же нет ли у Вас и некоторых сведений о сидевших в этом каменном мешке монастырских крестьянах и других лицах?".

Экспозиции и служебные помещения музея располагались в Самуиловом корпусе, Отдаточной и Белой палатах, Княжьих теремах, Садовой квадратной башне с Ионинской палатой, Иерарших палатах, верхних этажах всех церквей.

Остальные помещения Ростовского кремля, почти так же, как и в конце XIX в., были заняты складами и квартирами. Помимо музея, в кремле размещались склады и конторы различных организаций - Райпотребсоюза и Горторга, консервного завода и Главсырпрома, Главликерводки и Главкинопроката, Заготзерна и автобазы, артель "Ударник" и артель инвалидов.

Верхние этажи гражданских зданий кремля занимали жильцы, доставлявшие немало хлопот музею. На территории кремля паслись их козы, в пруду плескались утки. Жильцы жаловались друг на друга в музей и в более высокие инстанции, требуя "принять меры" к нарушителям порядка, например, "немедленно вывести козу которая находится в чулане, чем разрушает памятник архитектуры".

Смерч, обрушившийся на Ростов 24 августа 1953 г., нанес серьезные повреждения Ростовскому кремлю. Были сорваны все крыши вместе со стропилами, сброшены в озеро Неро церковные главы. Хотя в результате смерча было утрачено всего 37 экспонатов - в одном из залов вдребезги разбилась витрина с фарфором, - разрушения сделали невозможной работу музейных экспозиций, и музей был закрыт "на продолжительное время до особого распоряжения". Лишь через год после урагана музей смог принимать посетителей. В ноябре 1954 г. открылись для обозрения Белая палата и архитектурные памятники: "В связи с принятием экскурсий по просмотру архитектурных памятников научным сотрудникам завести очередность в проведении экскурсий. В случае недоуменных вопросов по архитектурным памятникам за консультацией обращаться к гл. архитектору по реставрации Кремля т. Баниге" - гласит один из приказов директора А.А. Соловьевой.

Стихийное бедствие имело, впрочем, неожиданно благие последствия, заставив обратить внимание на почти забытые и, воспринимавшиеся как неотъемлемая повседневность, подлинные ценности Ростовского музея - архитектуру и фрески XVII века.

Все вопросы, связанные с ликвидацией последствий катастрофы, с самого начала решались не на городском или областном уровне, а на уровне Министерства культуры и центральных органов охраны памятников. Аварийно-восстановительные работы начались немедленно - уже в начале сентября 1953 года.

"Комитет по делам архитектуры объявил своего рода "междугородное реставрационное ополчение", - вспоминал о начале работ архитектор-реставратор Б.В. Гнедовский, - В распоряжение Ярославской Специализированной Научно-реставрационной производственной мастерской (ЯСНРПМ) было направлено около ста кровельщиков и плотников. И я был назначен руководителем работ. Но уже в ближайшие дни выяснилось, что ЯСНРПМ, плохо руководимая и оснащенная, не в силах решать возникшие перед ней "ростовские задачи".

При решении "ростовских задач" можно было ограничиться лишь необходимым ремонтом покрытий. Однако произведенные стихией разрушения открывали небывалые возможности для натурного исследования памятников, и, следовательно, для научной реставрации всего ансамбля. Было решено воссоздать первоначальный облик Ростовского кремля, и в начале 1954 г. архитекторы ЯСНРПМ создали несколько вариантов проекта реставрации.

Эскизные проекты рассматривались на Методическом совете по охране памятников Академии Наук СССР под председательством академика И.Э. Грабаря. Наиболее обоснованным был признан проект, разработанный В.С. Баниге.

Владимир Сергеевич Баниге (1905-1973) - ленинградский архитектор и реставратор. Еще до войны он начал изучать памятники древнерусского зодчества, участвуя в экспедициях по обследованию архитектуры русского Севера. В 1941-1943 гг. в осажденном Ленинграде В.С. Баниге работал главным инженером Аварийно-восстановительных мастерских. В 1943 г. был арестован и осужден по 57 статье на 10 лет. Заключение отбывал в спецтюрьмах Ленинграда и Москвы, выполняя архитектурно-инженерные работы. После освобождения из заключения В.С. Баниге приехал в Ростов Великий и поступил на работу архитектором Ростовского реставрационного участка ЯСНРПМ.

В ходе реставрации под руководством и по проектам В.С. Баниге восстановлены в первоначальных формах позакомарные и многоскатные покрытия на Успенском соборе, звоннице, кремлевских церквах Воскресения, Иоанна Богослова и Григория Богослова, сооружены высокие кубоватые и шатровые покрытия башен. Хрестоматийным примером строго научной реконструкции до сих пор остается воссоздание наполовину разобранной Красной палаты. Сотни зондажей и шурфов, детальные обмеры важнейших памятников Ростовского кремля, тысячи чертежей были сделаны в короткий срок силами нескольких сотрудников его мастерской. При восстановлении памятников Ростова В.С. Баниге показал себя как отличный организатор производственных работ. Его натурные исследования и архивные изыскания легли в основу диссертации на звание кандидата искусствоведения, защищенной им в Ленинградской Академии Художеств в 1964 г.

В. С. Баниге не только занимался реставрацией, но и обдумывал будущее использование зданий, наиболее благоприятное для их сохранности. Архитектор обосновал необходимость вывода из кремля овощехранилищ в помещения Мытного и Гостиного дворов, предложил устроить гостиницу в Судном приказе и Доме на погребах. Воссозданную Красную палату В.С. Баниге предназначал Горисполкому, считая, что "размещение в кремле резиденции Советской власти возвратит кремлю роль административного и культурного центра города и района".

Реставрация большей части объектов Ростовского кремля была в основном закончена в 1957 году. 10 мая 1957 г. датирован документ, требовавший завершения отделки памятников Ростовского кремля к юбилею Октябрьской революции - установки подзоров и крестов, разборки лесов.

В том же 1957 году прекратилось дальнейшее финансирование работ, и почти все ведущие участники реставрации уехали из Ростова. В.С. Баниге продолжал работу над проектом воссоздания Красной палаты, воплощение которого оказалось связано со следующим этапом в жизни Ростовского кремля.

Ростовский музей в 1959 году стал филиалом Ярославо-Ростовского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Подобная политика укрупнения для обычного краеведческого музея стала бы тихой смертью, поскольку, как правило, наиболее ценные экспонаты перетекали из филиалов в головной музей. Однако в Ростовском музее такая судьба постигла только отдел природы. Реставрация архитектурного ансамбля позволила сделать Ростовский кремль популярным туристическим объектом, который не стыдно было показать даже иностранцам. В стенах древних зданий по соседству с музеем разместился международный туристический центр "Спутник". Изменилась тематика музейных экспозиций, центральное место заняла вновь построенная выставка древнерусского искусства.

Широкой известности Ростовского кремля способствовала мощная рекламная кампания. Издавались научные и популярные книги и альбомы о Ростове, его архитектуре и фресках. Виды кремля, звоны ростовских колоколов включались в художественные фильмы "Война и мир", "Братья Карамазовы", "Руслан и Людмила", "Семь стариков и одна девушка". Архитектура кремля стала одной из ведущих тем возрожденной в те же годы ростовской финифти.

Созданный в 1950-е годы потенциал музея в Ростовском кремле не исчерпан до сих пор. Но это уже другая история.

Научные сотрудники ГМЗ "Ростовский кремль" Т.Л. Никитина, Р.Ф. Алитова

Первая официальная (и праздничная!) дата в истории нашего музея - 28 октября (ст.ст.) 1883 г., когда состоялось освящение и открытие Белой палаты и торжественное заседание, на котором присутствовали известные, высокого ранга деятели исторической науки, священство, чиновники и военные. Председательствовал начальник Ярославской губернии Владимир Дмитриевич Левшин. Прежде всего были оглашены "отзыв державного покровителя родной священной старины" императора Александра III и телеграмма от обер-прокурора Святейшего Синода.

Далее выступал Андрей Александрович Титов. Забегая вперед, скажем, что в дальнейшем его доклад-отчет во многом послужил канвой для выступавших в иные годы на последующих торжествах. В своей яркой речи он говорил о произведенных восстановительных работах; инициаторах реставрации и тех, кто сочувствовал "святому делу". Особо был отмечен труд "главного деятеля по восстановлению "Белой Палаты" Ивана Александровича Шлякова, который "в течение 7 месяцев безотлучно находился на постройках, один вынес все труды на своих плечах, и, работая за всех нас один, сделал то, что мы теперь видим".

Шестеро выступавших за Титовым были в своих речах единодушны - они поздравляли "господ возобновителей Белой палаты" с великолепным начинанием: "Честь и слава Ростову Великому! Честь и слава его деятелям! Да послужит это примером другим городам нашего отечества!".

Губернатор огласил 14 поздравительных телеграмм, чтением которых торжественное собрание закончилось, и всем присутствовавшим было предложено осмотреть "древности Кремля".

Праздник закончился обедом в зале земского собрания. Представительность торжественного заседания, сама процедура его проведения свидетельствует о том, что отцы-основатели музея с самого начала определили, на какую высоту должен быть поставлено их детище и задали четкий вектор его развития. В дальнейшем они последовательно добивались признания музея в научных кругах, и он действительно занял совершенно определенное место в мире науки, который принял музей в свой круг, отнесся с глубоким к нему уважением.

Ровно через год, 28 октября 1884 г. Ростовским музей вновь собрал научный мир. Такого созвездия громких имен Ростовский музей не видел больше ни разу, а произошло это по случаю освящения церкви "древнего Григорьевского монастыря-Затвора и открытия восстановленных "Княжьих Теремов"". На этом торжественном собрании вновь председательствовал губернатор Левшин. Как и год назад, он его открыл, а затем выступил А.А. Титов, который поведал о реставрации ц. Григория Богослова и Княжьих Теремов, упомянув всех причастных к ее проведению. Далее говорили семь докладчиков, в речах которых звучали благодарность и восхищение перед ростовскими гражданами, поднявшими из руин святыни, сумевшими развивать музей и открыть в нем книгохранилище.

Были зачитаны поздравительные телеграммы и письма от шести архиепископов, обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева, двух министров, московского генерал-губернатора, директора департамента министерства Иностранных дел, директора Московского Публичного, Румянцевского музеев, от 33-х деятелей науки, культуры, политики.

Архиепископ Ярославский и Ростовский Ионафан благословил А.А. Титова иконой Толгской Божией Матери, И.А. Шлякова - иконой св. Димитрия Ростовского.

Протоколы обоих торжественных собраний были опубликованы в кратчайшие сроки сначала в прессе - Ярославских губернских ведомостях, а потом вышли отдельными изданиями. Так все - что и как - происходило в Ростове, стало достоянием самой широкой публики.

Музей был признан. Об этом свидетельствуют не только серьезное представительство в годовщину его рождения, но и Книги отзывов, хранящиеся в музее.

Пятилетие и 10-летие музея не отмечались. Шла обычная работа. Его собрание пополнялось, число посетителей возрастало, увеличивалось и количество членов музея.

Наступил 1903 год. Музей подошел к 20-летию своего создания, и его отцы-основатели сочли нужным обратиться к прокурору Святейшего Синода с просьбой о назначении музею ежегодного пособия в сумме 3200 р. При этом были подведены итоги деятельности музея за 20 лет и дано полное обоснование необходимости запрошенных средств. "Члены Комитета Музея, создавшие это хранилище древних памятников, воскресившие из груды кирпичей Древний Кремль, вправе гордиться сознанием, что 20 лет в их жизни прошли не бесследно, а созданное ими древлехранилище вправе ожидать дальнейшей помощи и просвещенного сочувствия людей науки и любителей родной старины".

В 1910 году после многочисленных хлопот, государственное пособие музею, но в 2300 р. было назначено.

Музей продолжал расширять сферу своей деятельности: в 1903 году статуэтки из его коллекции фарфора были представлены на престижной Международной научно-промышленной выставке "Детский мир" (Москва), покровительницей которой выступила вдовствующая императрица Мария Феодоровна.

А в 1904 г. сведения о Ростовском музее Церковных древностей были переданы в Национальную библиотеку Конгресса (Вашингтон, США). Так в этой библиотеке началось собрание документов, материалов, книг о Ростове и Ростовском музее. Замечу, что в конце 1950-х гг. в нее поступил архив Титова-сына, жившего в Париже в эмиграции. Совсем недавно выяснилось, что на сайте библиотеки Конгресса представлены труды Титова-старшего и его современников, ученых-археологов по истории Ростова и Ростовской земли.

Как же любили отцы-основатели свое детище, с каким умением они создавали его реноме, как старались сделать музей всемирно известным!

Данных о каких-либо торжествах по случаю 20-летия РМЦД не обнаружено.

Но слова об общегосударственном значении и значимости музея, подкрепленные конкретными делами, примерами и фактами, уже прозвучали.

В 1908 г., к своему 25-летию, Ростовский музей получил щедрый дар, поступивший по духовному завещанию сенатора В.П. Мордвинова - 550 экспонатов, среди которых были портреты представителей рода Мордвиновых, рукописи, книги, иконы, фотографии, литографии, древнегреческая посуда, мебель (к 100-летию дара в музее была открыта выставка. Экспозиционер - Т.В. Колбасова).

Как отмечалась музеем эта дата, в сохранившихся документах не отражено. Но заседание Комитета Музея, которое могло быть назначено на какое угодно число, состоялось именно 28 октября. Члены Комитета Музея ходатайствовали об избрании в состав действительных членов музея уроженца Ростова, московского купца и потомственного почетного гражданина Н.А. Мальгина, пожертвовавшего 1200 р. на устройство полов в Отдаточной и Белой палатах. Это очень символично, поскольку вся реставрация Кремля, обошедшаяся в 116 тысяч р., была проведена исключительно на пожертвования.

30-летие музея прошло незаметно. В 1913 г. отмечалось 300-летие царствующего Дома Романовых, и эта дата совершенно затмила дату музейную. Но зато Ростовский музей, в первый и последний раз за всю историю его существования, посетил глава государства с семьей.

Представляется, что первая мировая война и грянувшие революции февраля и октября 1917 г., никак не способствовали появлению даже мысли о праздновании 35-летия создания Ростовского музея. Но эта дата отмечена первыми выборами в 1918 году заведующего музеем - Дмитрия Андреевича Иванова.

Праздник состоялся через 5 лет, когда отмечалось его 40-летие музея. Это было тяжелое и великолепное время, когда Ростов сделался пристанищем представителей московской интеллигенции, когда, пусть на один год, он стал городом университетским. В 1922 г. действовало Ростовское отделение Московского археологического института.

1923 год. Руководство музея, принявшее решение отпраздновать дату, вовсе не круглую и не юбилейную в общепринятом смысле, последовательно шло к воплощению своего замысла. Нужные бумаги были подготовлены еще в марте. Торжественное заседание проводилось 10 ноября. На нем присутствовали представители центральной и местной власти, партийных и хозяйственных органов, иногородних музеев и краеведческих обществ. Всего - 41 чел.

Вел заседание председатель общего отдела уездного исполнительного комитета, он же председатель административно-хозяйственного комитета по управлению кремлем т. Варенышев.

Блестящий, вдохновенный доклад об истории Ростова, создателе архиерейского дома Ионе Сысоевиче - "крупном знатоке строительного дела и большом эстете", реставрации, об этапах истории музея, его деятельности за 40 лет, подкрепленный цифрами и фактами, произнес заведующий Ушаков. Многое из того, что он говорил, перекликалось с текстами докладов А.А. Титова. Немало фраз из речи Дмитрия Алексеевича в дальнейшем стали не просто хрестоматийными, а даже крылатыми! "В работе музея мы видим три периода. Первый длился до 1913 года. Музей собирал каждую вещь, какая попадется, не систематизируя и научно не подходя к вещам. В это время на физиономию Музея, так сказать, влияла та масса, которая наполняла музей. В 1913 г. впервые была сделана Музеем попытка самому определить свою физиономию". Создатели музея были названы по именам!

,pО современном состоянии музея, его работе, достижениях говорил ученый секретарь П.С. Иванов. Схема его отчета была задана вышестоящей организацией. В отчете Петра Сергеевича прослеживаются 12 разделов. Произнесенная в завершение отточенная фраза: "Прошедшие 40 лет деятельности музея положили прочную основу для дальнейшего роста Музея и углубления его научной и просветительной работы. Пережитые, часто трудные и тяжелые годы теперь, когда положение музея более благоприятно, дают твердую уверенность, что дальнейшее его процветание обеспечено и будет идти непрерывно", настолько изысканно-универсальна, что, с поправкой на возраст музея, может соотноситься с любой его юбилейной датой!

Затем последовало 17 выступлений гостей. Далее по традиции были зачитаны поздравительные приветствия и телеграммы (общим числом 21). Заключительное слово сказал Д.А. Ушаков. Он поблагодарил собравшихся за высказанные поздравления и предложил им почтить память почивших работников музея. Все встали.

И уже самым последним выступал председательствовавший т. Варенышев, который пообещал: "все то, что будет зависеть от местной власти, будет ею [для музея] сделано".

Миновало десять лет. Страшное время! В 1930 году - с 28 января - директором Ростовского музея стал член ВКП (б) Михаил Федорович Брудастов, имевший "низшее образование". В это время музей значился базовым Ивановской промышленной зоны. 8 ноября 1933 г. он очень скромно отметил свое 50-летие. Сохранился протокол торжественного заседания, посвященного этому юбилею. Предельно краткий (на одном листе), напечатанный на машинке, не пробивавшей букву "м", он говорит сам за себя - и все о времени своего создания.

На заседании присутствовали: представители: областного музея (директор и два научных сотрудника), райкома ВКП (б), райсполкома, по два представителя от фабрик Рольма, кофе-цикорной, раймилиции, а также общественность города, всего 50 человек.

Вступительное слово держал М.Ф. Брудастов, который "осветил деятельность музея за 50 лет, отметив работу музея дореволюционного и музея Советского, перестроившегося за период 1930-33 гг.". Выступали еще 5 человек. Далее подошел самый приятный момент - премирование местным комитетом "добросовестных сотрудников". Их было шестеро: комендант Каллистов получил костюм, зав. антирелигиозным отделом Рыньков - джемпер, научный сотрудник Белкина - отрез на костюм, экскурсовод Брудастова - отрез, уборщица Гусарова - отрез, сторож Дунаев - джемпер. Директор был награжден денежной премией в сумме 300 р., которую вручил директор областного музея Штраус. Никакие поздравительные телеграммы и адреса в протоколе не фигурируют. К сожалению, не сохранилось и текстов речей.

Прошло четверть века.

1958 год. "Хрущевская оттепель". Ростовскому музею идет 75-й год. Подготовка к этому юбилею началась с 4 января, когда дирекция музея обратилась к председателю исполкома городского Совета с просьбой разрешить отметить значимую дату и выделить на празднование 25000 р. Разрешили.

Для организации юбилейных торжеств была создана комиссия, которая составила четкий "План проведения юбилея", в котором значилось:
1. Открыть все экспозиции, утвержденные планом на 1958 г.
2. Организовать чтение лекций на фабриках и заводах для трудящихся.
3. Подготовить, сдать в печать краткий путеводитель по музею и выпустить сборник, посвященный юбилею музея.
4. Подготовить материал для местной и областной печати.
5. 15-18 ноября провести научную сессию.

То есть, сразу было определено, что празднование юбилея пройдет в два этапа: сначала будет торжественное собрание, дата проведения которого - 23 октября - была приближена к дате открытия музея - 28 октября, затем, спустя две недели - впервые за всю историю существования музея пройдет расширенная научная сессия. Кто был автором идеи ее проведения, документально неизвестно, но, возможно - Владимир Сергеевич Баниге.

Краеведческий сборник так и не увидел свет, хотя материалы для него были подготовлены и до сих пор хранятся в музее. А "Путеводитель по залам музея и архитектурному ансамблю Ростовского кремля" вышел 10 февраля 1959 г. тиражом 1000 экземпляров. В течение последующих 25 лет это было единственное издание музея.

Торжественное собрание в честь юбилея действительно состоялось 23 октября, а проведение научной сессии перенесли на 16-19 февраля 1959 г.

16 февраля она была открыта в городском Доме культуры. В президиум сессии вошли 42 представителя партийных, профсоюзных, общественных организаций Ростова, Ярославского обкома КПСС, облисполкома, областного управления культуры, Министерства культуры РСФСР, научных учреждений Москвы, директоров музеев РФ и краеведов. Всего же на этом заседании присутствовало 103 чел, из них 72 - представители из научных учреждений и музеев Российской Федерации.

Открыл его председатель Ростовского горисполкома т. Сафронов. Затем прозвучал доклад директора музея Анны Александровны Соловьевой "75 лет Ростовскому музею". Текст его сохранился. Излагая историю музея, докладчица не пыталась оторваться от четкой схемы подачи материала, выработанной ее предшественниками. Были упомянуты (но не все!) отцы-основатели музея: "ревностные поклонники и ценители старины, местные купцы, члены ИМАО Титов А.А., Шляков И.А., Вахромеев И.А.". Так купец и городской голова Ярославля стал купцом местным, и эта ошибка с тех пор повторяется некоторыми исследователями. Коротко сказано о ремонте кремля ("подновление") 1860-х гг., более подробно - о реставрационных работах 1880-х гг., названы источники финансирования дореволюционного музея. Подробно остановилась на "бедствии" (смерче) 1953 г. и научной деятельности вверенного ей коллектива, его собирательской, экспозиционной, экскурсионной и лекционной работе.

По традиции, в тот день были поздравления - 17. Затем прозвучало приветствие от Министерства культуры РСФСР - заместителя начальника Управления Музеев А. П. Гаращенко, которая сообщила, что Ростовский музей "утвержден музеем-заповедником" и вручила Почетные грамоты - "Ростовскому районному краеведческому музею за плодотворную работу в деле коммунистического воспитания трудящихся". Почетных грамот МК РСФСР были удостоены архитектор В.С. Баниге, зав. отделом дореволюционного прошлого И.А. Морозов, зав. отдела Советского периода Н.А. Помылева [Шмонина], светило исторической науки Н.Н. Воронин, краеведы Н.В. Чижиков и П.А. Сергеев. А потом был дан концерт.

На второй день сессии - 17 февраля состоялись доклады: доктора исторических наук Н.Н. Воронина "Древнейшее прошлое Ростова X-XIII в.", который читала его коллега Е.И. Горюнова; "Реставрация памятников архитектуры Ростовского кремля" (Баниге); "Ростовский край в годы I русской революции 1905-1907 гг. (зав. отделом дореволюционного прошлого Ростова И.А. Морозова). Гостям музея был предложен осмотр Ростовского кремля, которым "руководили архитектор В.С. Баниге и зав. отделом дореволюционного прошлого И.А. Морозов".

Все доклады прошли обсуждение.

Самые добрые слова произнес один из гостей - старший научный сотрудник НИИ музееведения, кандидат исторических наук С.Л. Марголин: "Ростовский музей - это лучший музей нашей страны. Здесь хорошие фонды и хорошие кадры".

Итоги сессии подвела А.П. Гаращенко, которая выразила благодарность работникам музея за восстановление памятников и организацию сессии. Сказала о введении новой форме работы с населением - Дне музеев, неделе музеев, когда будет вход в них будет свободным. Объявила Ростовский музей заповедником. А Ростов - городом, открытым для иностранных туристов. (В то время это были слова из области научной фантастики!).

В последний день расширенной сессии (19 февраля) состоялись экскурсии в мемориальный музей им. Н.А. Некрасова (Карабиха) и музеи Ярославля.

Отгремел 75-летний юбилей. Музей получил обещанный статус заповедника, но это был какой-то странный статус. Всего через полгода после празднования Ростовский музей потерял самостоятельность, и на долгих 10 лет стал филиалом, на правах отдела, объединенного Ярославо-Ростовского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Это было очень тяжелое для нас время. Почти каждые 2 года менялись заведующие (всего за эти десять лет, с исполняющими обязанности, их было семь). Ярославское руководство воспринимало Ростовский музей именно как собственный отдел, и распоряжалось здесь соответственно. В Ярославский музей перешли тогда некоторые произведения из Ростовского - безвозвратно. Лишь в 1969 г. он вновь обрел утраченную самостоятельность; научные штаты его были расширены. И даже появились экскурсоводы (1970). С начала 1970-х гг. в СССР начался период расцвета туризма. В Ростовском кремле с 1969 г. разместился Международный молодежный центр (ММЦ) "Ростов Великий", филиал знаменитой турфирмы "Спутник". Сейчас очень трудно представить, что тогда у кремля было два хозяина - музей и "Спутник", и часто рассказ экскурсовода перебивали бравурные мелодии, лившиеся из громкоговорителя, а группа, ведомая по южной стене переходов, начинала вдруг бурно радоваться при виде дам, раскинувшихся в неглиже и топлесс на подоконниках Красной палаты (там располагались гостиничные номера). Но это были чистые мелочи по сравнению с реальной угрозой в виде мечты первого секретаря обкома партии Ф. Лощенкова вообще убрать музей из кремля и все здания отдать "Спутнику". Музей должен был выстоять, доказать свою значимость. Этому очень помог его надвигающийся 100-летний юбилей.

Готовиться к нему начали за четыре года. Уже 15 января 1979 г. директором музея Ларисой Александровной Ямановой был утвержден план подготовки празднования этой великой даты и назначена комиссия. Запланировали открыть отдел декоративно-прикладного искусства, провести научную конференцию, издать сборник ее материалов, буклеты, отпечатать пригласительные билеты, заказать значки с юбилейной тематикой (финифтяные и металлические), выпустить вымпел, почтовый конверт, юбилейную линогравюру, подготовить передачи на областном телевидении и радио, написать сценарий и отснять фильм, наградить Почетными грамотами лучших сотрудников, выпустить юбилейную стенгазету… Четко распределили обязанности, назначили ответственных. Работа пошла.

Время и люди корректировали планы и ход событий. Но в процессе подготовки к юбилею руководство музея исхлопотало благоустройство территории Спасо-Яковлевского монастыря и места захоронения А.А. Титова (был даже разработан проект надгробного камня и решетки, которые предполагалось установить на могиле), изготовление памятных досок для установки на архитектурных сооружениях кремля и Ростова. Ростовским исполкомом горсовета было принято решение об установлении мемориальной доски В.С. Баниге.

В 1982 г. был выпущен буклет "Древности земли Ростовской", тираж 30000 экз.. Это был настоящий прорыв - первое издание музея со времен "Путеводителя" 1959 года! Сейчас этот буклет уже стал раритетом. Старые музейные работники его бережно хранят - и передают по наследству своим детям и внукам. Тогда же вышли и запланированные комплекты открыток, посвященные музею и его коллекциям: "Ростово-Ярославский архитектурно-художественный музей-заповедник" (авт. текста В.И. Вахрина; тираж 50000 экз.); "Ростов-Борисоглеб. Архитектурные памятники. Художник В. Забелин" (авт. текста не сотрудник музея - Ю.Бычков; тираж 78000 экз.); "Ростово-Ярославский архитектурно-художественный музей-заповедник. Живопись" (авт. текста А. В. Доминяк; тираж 38000 экз.) и в 1984 г. - "Ростов Великий" (авт. текста И.Морозов; тираж 75000 экз.). Были изготовлены и диафильмы о коллекциях музея, и вымпел, и значки с юбилейной тематикой. И охранные доски на архитектурных памятниках были установлены в Кремле и городе, и мемориальная доска В.С. Баниге на западной стене Кремля открыта. Путеводитель по музею В.К. Кривоносова вышел позднее, в 1985 г., а вот фильм о жизни музея по рисункам-шаржам И.А. Морозова из "Кондуита" отснят не был. Жаль - он совершенно неформально показал бы историю музея в 1953-1983 годах, при этом получился бы веселым и очень добрым, но - но …

В честь 100-летия музея Л.А. Яманова подавала ходатайство об отнесении музея к I категории по оплате труда сотрудников, к которому прилагалось обоснование-характеристика с фактами и цифрами. Впечатляет посещаемость: 356800 чел. за 1982 год!

Это ходатайство было удовлетворено.

За год до юбилея исполком Ростовского горсовета утвердил дату проведения торжественного собрания, посвященного 100-летию музея - 28 октября 1983 г. - и план мероприятий по подготовке к празднованию. При этом первоначальный план оброс подробностями и заметно расширился. Появился еще один, очень представительный оргкомитет из 9 чел., составленный из руководителей местных структур соответствующего профиля, который возглавлял Ю.А. Андреев (глава Ярославского департамента культуры); представителями от музея были директор Л.А. Яманова и зам. по науке А.В. Доминяк.

За полгода до юбилея возник еще один оргкомитет 27 мая 1983 г. Ростовский горком КПСС решил включиться в работу. Он принял специальное постановление о праздновании 100-летия музея. и сразу принялся командовать. Этот оргкомитет возглавлял председатель горисполкома Мезенцев В.А., от музея - Л.А. Яманова. Горком утвердил план мероприятий и дату проведения торжественного заседания 28 октября, а также разработал ряд мер, касающихся благоустройства города. И принял довольно странно выглядящее постановление: "Обязать парторганизацию и администрацию музея принять меры по безусловному выполнению разработанных мероприятий". Как будто кто-то был против и не работал в поте лица с 1979 г., готовясь к юбилею! 21 июля состоялось первое заседание этого оргкомитета. На нем был заслушан доклад Ямановой о ходе подготовки к юбилею. Оргкомитет посчитал работу руководства музея по пропаганде юбилея неудовлетворительной. "Абсолютное большинство ростовчан и трудящихся района не знают о дате вообще и о предстоящем юбилее музея. До 27 июля разместить наглядную агитацию в городе, в 2-х недельный срок организовать наглядную агитацию и рекламу. Обязать руководство музея усилить пропаганду о юбилее через областные газеты "Северный рабочий", "Юность", районную газету, местное радиовещание. Отметить неудачную подготовку музея по проведению научной конференции. Обязать Яманову до 25 июля скорректировать сроки ее проведения, тематику, до одного дня вместо трех [исправлено на полутора. Зачеркнуто - до одного, - Е.К.] и согласовать с управлением культуры и облисполкомом. Руководству музея пересмотреть списки в сторону сокращения приглашенных, до 30-35 человек. И согласовать их с управлением культуры и облисполкомом. На 27 июля был намечен смотр-обследование территории музея на предмет определения фронта работ "по благоустройству и ремонту материальной базы".

Но среди обозначенных мер была и подготовка ходатайства о награждении музея Почетной грамотой Президиума Верховного Совета СССР.

Документы архива музея и воспоминания сотрудников, работавших тогда, свидетельствуют: коллектив трудился с полной отдачей, готовясь к юбилею. Были изготовлены рекламные щиты, установленные в нескольких местах Ростова (дизайнер А.И. Морозов), подготовлен цикл передач на радио и телевидении.

Огромная трудность возникла в связи с невозможностью построить запланированную выставку "Лицевое шитье и серебро в собрании Ростовского музея". 2 августа 1983 г. Л.А. Яманова вынуждена была умолять вышестоящее областное начальство разрешить вместо заявленной построить выставку "Холодное и огнестрельное оружие". Экспозиционером назначили А.Е. Зайцева, но строил ее весь музей! В страшной спешке и горячке, не считаясь со временем, днем и ночью - дружно, соединенными усилиями, была сделана замечательная выставка! Забегая вперед, скажем, что открывали ее уже без директора и его заместителя по научной части. За два месяца до юбилея, в августе 1983 г. Л.А. Яманова была освобождена от занимаемой должности, немногим ранее - оставил музей А.В. Доминяк.

К счастью, нити подготовки к торжеству не были сосредоточены только в их руках. Оргкомитет музея, пусть и обезглавленный, уверенно продолжил подготовку намеченных мероприятий, да и почти все уже было или сделано, или "поставлено на рельсы". Выставка, посвященная вековой истории музея, открыта, списки приглашенных разработаны, согласованы и утверждены, назначены ответственные за проведение каждого пункта мероприятий. Всего ожидалось прибытие 166 гостей. Среди них были известные ученые - Д.А. Крайнов, В.Н. Иванов, директора крупнейших музеев - ГИМа, ГТГ, ГРМ. ВХНРЦ, ВНИИР, представители Ярославских и региональных музеев, деятели искусства - член-кор Академии Художеств СССР Г.Д. Епифанов, дочери художника П.И. Петровичева - Нина и Ольга Петровны.

20 сентября в музей пришел новый директор - Валентин Николаевич Качалов. План проведения праздника был окончательно утвержден. Заезд гостей начался 26 октября, конференция состоялась 27 октября, а торжественное заседание - 28 октября.

Программа конференции "Ростовскому музею 100 лет" включала 13 докладов, в том числе:
1. Древнейшее прошлое Ростовского края. Крайнов Дмитрий Александрович, д.и.н., с.н.с. института археологии АН СССР.
2. Летописная меря Ростовского озера. Леонтьев А.Е., к.и.н., н.с. института археологии академии наук СССР.

От музея с докладами выступали И.А. Морозов И.А. - "Историческая топография Ростова и В.И. Вахрина - "К вопросу об иконографии Ростова Великого второй половины XVII в".

Были также подготовлены 3 "резервных" доклада и 5 рефератов, которые не звучали.

Насыщенный наукой первый день праздника закончился.

И вот он наступил - день 28 октября 1983 г.

Гостям показали музей, провели обзорные экскурсии по экспозициям и городу, свозили в с. Богослов к деревянной церкви Иоанна Богослова на Ишне а потом …

16.00. Конференцзал полон до отказа.

На сцене разместился почетный Президиум. Открыл торжественное заседание председатель Ростовского горисполкома В.А. Мезенцев. Доклад об истории музея сделал В.Н. Качалов. Жаль, текста его обнаружить не удалось. Далее зачитывались приветственные адреса, всего 14. Тексты их самые простые. Можно сказать - формальные. И весьма, весьма далеки от тех ярких, прочувствованных слов, которые звучали под сводами Белой палаты 100 лет назад!

После вручения запланированных почетных грамот сотрудникам, был дан концерт силами студентов Ярославского театрального училища.

А потом грянул банкет! Он проводился в новом тогда ресторане "Ростов Великий", великолепном, модном, куда так просто было не попасть. И было очень, очень, просто безумно весело! Галантные московские кавалеры танцевали с музейными красавицами. Играл и пел популярный музыкальный ансамбль… Незабываемое!

В последующие двадцать пять лет музейные даты круглыми не являлись, но они были отмечены знаковыми событиями, которые привели к кардинальным изменениям состояния и деятельности Ростовского музея.

1988 год. 105-летие пришлось на время перестройки. После ухода с поста директора Качалова произошло судьбоносное для музея событие - 3 июня на общем собрании коллектива директором музея был избран Вячеслав Александрович Ким.

Свое 110-летие музей встретил в 1993 году, в эпоху глубоких перемен в стране, которые не могли не затронуть музеев, но, если некоторые из них оказались дезориентированными, невостребованными обществом, то Ростовский музей в постсоветское время не рухнул, а стал активно проявлять себя в новых видах деятельности. К этому времени родилась совместная с ВООПИК музейная газета "Ростовский гражданин"-приложение к местной (1989 г., первый редактор - В.И. Вахрина, с 1993 г. - "Ростовская старина, ред. Л.Ю. Мельник). В 1991 г. впервые была проведена научная конференция "История и культура Ростовской земли", ставшая в дальнейшем ежегодной (основатели - В.В. Зякин, А.Г. Мельник, С.В. Сазонов). В 1993 г. она проводилась 26-28 октября в Белой палате и была посвящена 110-летию музея и 150-летию со дня рождения И.А. Шлякова, первые серьезные работы о котором были опубликованы в сборнике материалов конференции. Отметим, что к этому времени началась издательская деятельность музея. К этому времени вышли в свет: сборник статей "А.А. Титов. Памятка краеведу", пять выпусков "Сообщений Ростовского музея", один выпуск "Трудов Ростовского музея", тезисы докладов Первой ИКРЗ и материалы последующих… Умиляют первые сборники: более, чем скромно оформленные, небольшие по объему, они, тем не менее, подняли научно-исследовательскую работу музея на совсем иной уровень, привлекли Российскую науку к изучению Ростова. Появились каталоги музейных собраний, вышел буклет к 110-летию музея.

Юбилею музея были посвящены персональная выставка фотографа Ю.А. Родионцева и выставка "Из ранней истории музея", предтечи "Ростовского музея церковных древностей. Опыт реконструкции" (экспозиционер В.В. Зякин).

В год 110-летия музея зам. директора по научной части В.В. Зякин и зав. архитектурным отделом А.Г. Мельник подготовили обоснование и заявку на включение Ростовского музея в свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Все было очень, очень непросто. Сейчас только участники тех событий знают, кто, каким образом продвигал эти документы, как и с чьей помощью они шли через чиновничьи тернии… И вот через два года - 24 января 1995 г. Указом Президента Российской Федерации № 64 Ростовский музей был включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ. Вторым Указом Президента РФ № 176 он был признан объектом исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, все имущество стало федеральным, а музею оно было передано на правах оперативного управления. Так музей обрел не только новый статус и название: "Государственный музей-заповедник "Ростовский кремль", но и стал получать достойное финансирование.

Вячеслав Александрович Ким главной своей задачей ставил изгнание МТЦ "Ростов Великий" из Кремля и время показало, насколько успешно он с ней справился.

К 1998 г. музей имея в своем составе и распоряжении все памятники архитектурного ансамбля Ростовского кремля. В рамках празднования 115-летия со дня основания музея на месте захоронения А.А. Титова в некрополе Спасо-Яковлевского монастыря была установлена скромная памятная плита. Ее открытие и панихида по А.А. Титову состоялось 6 ноября, в присутствии его московских потомков, городской и музейной общественности (организаторы - Е.И. Крестьянинова, Г.А. Никитина).

Свое 115-летие музей отмечал по новому стилю. 10-12 ноября состоялась ИКРЗ, посвященная этой дате. 12 ноября в конференцзале, который также перешел в ведение музея, был проведен торжественный вечер и дан небольшой концерт. С речью выступал В.А. Ким, который не углублялся в историю создания музея, но говорил о его достижениях на современном этапе. Текст его речи не сохранился.

Это был последний год пребывания на посту директора В.А. Кима. В 1999 г. его сменил доктор исторических наук А.Е. Леонтьев.

120-летие музея отмечалось в 2003 г. К этому времени на правах отдела были открыты музей финифти (2000 г.) и музей личных коллекций (2001 г.). Была издана небольшая брошюра по истории музея - "Нам 120 лет" (авторы-составители Г.А. Никитина, Е.И. Крестьянинова), в которой также были представлены и все действующие на тот момент экспозиции и выставки музея, и их создатели. Вышел юбилейный выпуск "Ростовской старины" (№ 112).

11-13 ноября прошла ИКРЗ, посвященная 120-летию музея и 160-летию И.А. Шлякова.

21 ноября состоялось юбилейное торжество, которое было выдержано в традициях былых юбилеев. Праздничную речь произнесла первый зам. директора Л.А. Михайлова. Текст не сохранился. Сценарий торжественной части был написан Г.А. Никитиной. Рассказ об истории музея с элементами театрализации, иллюстрированный видеорядом, перемежали праздничные концертные номера и поздравления гостей, среди которых были представители Министерства культуры, областного департамента культуры, музеев Ярославской и Владимирской области. Протокол заседания не велся, документов почти не сохранилось. Но все запомнили фуршет, который состоялся в Трапезной палате.

Нынешнее 125 - летие музея, отмеченное открытием новой экспозиции в Кекинском доме (экспозиционер А.Г. Морозов), праздничным неофициальным мероприятием с концертом и фуршетом в Трапезной палате (29 августа), ИКРЗ (10-12 ноября) и поздравительной телеграммом президента Д.А. Медведева еще не стало достоянием истории. Документы, которые сухо, но правдиво могут поведать об этом юбилее, в архив пока не поступали.

А без них все - эмоции, эмоции…

Елена Крестьянинова

В 1930 г. на Первом Всероссийском музейном съезде было определено: "Музеи, инструменты культурной революции, должны быть поставлены на службу классовой борьбе пролетариата и победоносному движению вперед социализма". Дела в Ростовском музее шли в этом направлении весьма успешно. Директор М. Брудастов в опубликованной в 1932 г. в журнале "Советский музей" статье "Ростовский музей в борьбе за советскую экспозицию" бодро рапортовал: "Музей методами социалистического соревнования и ударничества открыл к обозрению отделы: 1) антирелигиозный, 2) историко-революционный, 3) техника огородничества, 4) коллективизация сельского хозяйства и временные выставки: пятилетка в 4 года и озеро Неро. Для усиления политпросветмассовой работы музей открыл киноаудиторию на 200 человек. В связи с перестройкой старой экспозиции и внедрением новых методов работы увеличилась посещаемость музея на 40%. В 1932 г. музей наметил открыть ряд отделов, как то: феодализма, крепостного хозяйства, скотоводства и социалистической промышленности". Словом, к своему 50-летию в 1933 г. Ростовский музей "перестроился". Торжественно была открыта выставка "Старый и новый музей", сотрудников премировали джемперами, отрезами на костюмы и юбки.

В 1935 г. о Ростовском музее услышала вся страна. Начинание ростовских музейщиков по работе с колхозниками подхватили музеи других областей и республик. Из сел в музей организовывались экскурсии - так называемые "Красные обозы". На ярмарочной площади и на вокзале Ростова, а также в двух крупных селах района, поставлены рекламные щиты "Что можно видеть в музее". Сотрудники выступали на ярмарке по радио с докладом, выдержки из которого мы здесь приводим: "Картина художника Касаткина. Крестьяне стали рабами помещика. ... помещик приказал крепостной-матери кормить своей грудью породистого щенка; сын же крепостной лежит на соломе и плачет от голода. Пес для помещика был дороже и ребенка и матери. Вот ряд портретов "духовных пастырей", как они любили себя звать: жирные, откормленные борова, жившие припеваючи за счет трудящейся массы. Вот портрет благообразного старика в мундире. Будут помнить его рабочие Ростова. Это Кекин, миллионер, владелец фабрики Рольма, гнусный эксплуататор ростовских рабочих". В 1936 г., "к 19-й годовщине Великой пролетарской революции" при историческом отделе организована экспозиция "Каменный мешок". Этот макет, изображающий запертого в тесной каморке в толще кремлевских стен, сидящего на цепи "узника совести", был очень популярен у посетителей музея и просуществовал вплоть до начала 1980-х гг.

В апреле 1937 г. музей был "закрыт совершенно ввиду вскрытия явно вредительского контрреволюционного действия врагов народа". Предлогом послужил макет "Рабочий у ткацкого станка", в котором рабочий "одет в кожаные, почти новые сапоги. Зав. отделом Раевский А.М. не удосужился изъять из экспозиции политически-невыдержанный материал макета". Снятие Раевского утвердила зам. наркома просвещения Н.К. Крупская. Вновь открыт музей был только в сентябре, на работу пришли новые люди, не имеющие соответствующего опыта, необходимых знаний.

В начале 1941 г. Ростовский музей жил размеренной и привычной жизнью. Из Москвы были получены копии лучших картин Музея Революции. Появились новые экспонаты и в Отделе социалистического строительства: барельеф Ленина, бюсты Калинина, Кагановича, "статуя т. Сталина, правая рука вытянута вперед, левая со свитком конституции". Сотрудники "изымали ценности из молитвенного здания с. Гуменец"; а в Борисоглебском филиале "вновь строили исторический отдел".

С началом войны содержание музейных документов меняется далеко не сразу. Августом 1941 г. датировано письмо из Третьяковской галереи такого содержания: "ГТГ просит разрешить А.П. Боткиной (дочери П.М. Третьякова - Е.К.) работу в Вашем музее. Т. Боткина работает над книгой о Третьякове и людях его времени и окружении". Даже приказ о "временном закрытии" музея с 1 сентября 1941 г. звучит достаточно буднично, но именно этот приказ изменил жизнь музея на несколько лет.

Самуилов корпус был "освобожден от экспозиционного материала" и использовался "для других целей". Наиболее ценные экспонаты были упакованы; к эвакуации в спецчасть Наркомпроса в г. Киров подготовлено 72 ящика. "По сокращению штатов" уволены экскурсоводы, художник, научные и технические сотрудники; остались директор, заведующая фондами, завхоз-комендант, бухгалтер, дворник и 3 сторожа. Ответственность за учет и сохранность произведений возложена на зав. фондами О.М. Белкину, которая работала в Ростовском музее с 1926 г.

Работа Ростовского музея в обычном режиме возобновилась только в ноябре 1944 г., когда решением исполкома Яроблсовета был утвержден штат в количестве 18 человек. В феврале 1945 г. открыт для публики отдел природы и экспозиция Княжих теремов, осенью 1945 г. - экспозиция Белой палаты и выставка "Ростов в годы Отечественной войны".

Как гласит отчет о работе, в 1945 г. музей посетило 12898 человек, проведено 166 экскурсий. Сотрудники подготовили 9 статей для районной газеты, но опубликовано только 4 "из-за недостатка места в газете". Были и новые поступления в фонды: три рисунка "Озеро Неро" и одна монета. Один из последних музейных документов 1945 г. - письмо директору мясокомбината с просьбой отпустить для новогоднего вечера сотрудников музея 20 кг. колбасы и 30 кг. костей. Музей встречал первый послевоенный год.

Е. Ким

В жизни каждого музея, как и в судьбе любого человека, встречаются годы, оставившие после себя особенно заметный след. В истории Ростовского музея одним из таких переломных и, одновременно, самых ярких периодов, безусловно, являются 1920-е годы.

С 1921 по 1928 г. его директором был Дмитрий Алексеевич Ушаков. Благодаря энергии, целеустремленности и самоотверженности этого человека возглавляемая им организация смогла не просто выжить и уцелеть в послереволюционные годы, но деятельно и плодотворно работать. Именно тогда, в 20-е годы XX столетия, на фоне общего подъема краеведческого движения в стране, Ростовский музей развернул активнейшую деятельность, по темпам и результатам несопоставимую с последующими десятилетиями.

Чтобы в полной мере оценить масштабы и значение произведенной работы, рассмотрим события, происходившие в музее хотя бы в течение одного года, например, 1922 г.

Итак, 1922 год. В Ростовском музее около 15 сотрудников: в начале года в штате числилось 12 человек, к концу года - 17. Более полугода музей возглавляет один из его старейших работников - Дмитрий Алексеевич Ушаков, которому тогда еще не исполнилось тридцати лет.

В соответствии с должностной инструкцией, разработанной в музее в 1921 г. "Директор руководит всей жизнью музея, ученой деятельностью, финансовыми операциями, хозяйством. Лично ведет сношения с учреждениями. Заботится о пополнении музея и полной сохранности всех его предметов и памятников, находящихся в музее. Наблюдает за общей сохранностью Ростовского Кремля. … Лично распределяет по работам научных сотрудников и наблюдает за их работой. … Ведет всю переписку. …. Ведает учетом поступающих предметов, следит за своевременными записями в опись. Приглашает и увольняет служащих". Как видим, полномочия у директора были большие, но и ответственность на нем лежала немалая.

Помимо выполнения директорских обязанностей и управлением музеем в целом, Дмитрий Алексеевич Ушаков возглавлял два ведущих музейных отдела: церковно-археологический, который впоследствии был расформирован на отделы древнерусского искусства и археологический, и отдел фондов, включавший в себя нумизматический, гравюрный и иконографический подотделы.

Всего же в музее в начале 1920-х годов существовало девять отделов: церковной археологии, бытовой, истории местного края, архитектурный, рукописный, фонды, архив, библиотека, музей революции. В музейных фондах насчитывалось около 200 тысяч единиц хранения. В библиотеке музея хранилось более 50 тысяч книг.

В 1922 г. площади музея, занимаемые в Ростовском кремле, увеличились почти вдвое - военное ведомство передало ему трехэтажное здание Самуилова корпуса. В том же году музей открыл два филиала в городе и его округе - в Спасо-Яковлевском и Борисоглебском монастырях. Экспозиции в новых филиалах были построены на основе старых монастырских ризниц.

В 1922 г. собрание музея пополнилось первоклассными произведениями изобразительного искусства. В августе из Государственного фонда в Ростовский музей поступило около 60 полотен живописцев начала XX в.: Лентулова, Фалька, Машкова, Малевича, Кончаловского, Клюна, Татлина, Юдина. Эти картины сразу же были представлены широкой публике на новой экспозиции, названной "Левые художники". В настоящее время коллекция живописных произведений русских авангардистов составляет гордость Картинной галереи нашего музея.

Помимо выставки живописцев "левого направления" в том же году в музее начала действовать выставка народного шитья, готовились к открытию нумизматическая экспозиция и выставка лицевых рукописей.

На протяжении 1922 г. были составлены двойные описи музейных экспонатов - "комнатные" и "повитринные", кроме того, во многих залах были произведены "перестановки и перемещения экспонатов".

В течение года музей посетило более 5500 человек.

В 1922 г. Ростовский музей принял на себя инициативу по созыву съезда представителей музеев, архивов и краеведческих организаций. Музейно-краеведческий съезд Русского севера, собравший делегатов 24 организаций и обществ, работал в ростовском музее в сентябре 1922 г. Итогом его деятельности явилось объединение музейно-краеведческих организаций Ярославской, Владимирской, Иваново-Вознесенской и Костромской губерний. Центром объединения был объявлен Ростов. Инициатором проведения музейного форума и его председателем был Д.А. Ушаков.

Вместе с тем, по свидетельству одного из музейных документов, 1922 г. принес музею "временное недостаточное благополучие". Пять месяцев подряд (с ноября 1921 г. по март 1922 г.) не выплачивалось жалованье, в результате чего некоторые сотрудники были вынуждены оставить работу.

В том же году, помимо традиционных форм музейной работы по хранению и обработке коллекции, экспозиционно-выставочной и научно-просветительной деятельности, сотрудникам Ростовского музея и, в первую очередь, его директору, пришлось принять участие в беспрецедентной широкомасштабной акции, объявленной советским правительством и прокатившейся по всей стране - ликвидации церковных ценностей. Декретом ВЦИК от 23 февраля 1922 г. местным органам власти предписывалось в месячный срок изъять из церквей предметы, обладающие материальной ценностью - изделия из благородных металлов и драгоценных камней.

Сотрудники музея приложили немало усилий для сохранения историко-художественных памятников во время этой ликвидационной кампании. Практически все изъятия церковных ценностей в Ростове производились при участии экспертов, в роли которых выступали сотрудники музея, в первую очередь, Д.А. Ушаков и С.Н. Иванов. Директор музея смог добиться для себя получения мандата, дающего право решающего голоса при экспертизе и право окончательного суждения о месте хранения ценностей. Несомненна заслуга этого человека в том, что в настоящее время коллекция ростовского музея содержит прекрасные образцы культовых историко-художественных реликвий.

В целом 1922 г. оказался сложным, неоднозначным и, одновременно, знаменательным, как для музея, так и для его директора. Не случайно в музейном отчете за этот год сказано: "Тридцать девятый год существования музея явился годом наиболее трудным и тяжелым за все время его бытия, но в то же самое время, давшим громадные достижения почти во всех видах его деятельности".

Важно осознавать, что Ростовский музей, основанный в последней четверти XIX столетия, после революции оказался в совершенно новых условиях, заставивших его существенно измениться. Коренному пересмотру подверглись структура и функции музея, формы и направления его деятельности, источники финансирования и штаты. Следовательно, именно в 1920-е годы происходило становление музея в своем новом качестве, в том виде, в котором он существовал в последующие десятилетия.

А.Е. Виденеева, к.и.н., н.с. исторического отдела музея "Ростовский кремль"

"Пробуждается сознание, что прекрасные памятники нужны не только как музейная редкость, но как самые прочные ступени будущей культуры страны. Не знающий прошлого, не может думать о будущем. Народ должен знать свою историю, запечатленную в памятниках старины", - так в начале ХХ столетия писал Н.К. Рерих, приветствуя зарождение в России подлинного интереса к национальной старине в широких общественных кругах и понимание необходимости сохранения памятников древности.

Эти слова актуальны и сейчас, так как современный музей, на наш взгляд, является важным социальным институтом, выполняющим множество разных функций, главная из которых - сохранение и развитие культурных ценностей и традиций, созидающих общество. В полной мере это можно отнести к музею-заповеднику "Ростовский кремль", который в нынешнем 2008 году отмечает свой 125-летний юбилей. И сегодня, в преддверии этого знаменательного события, мы хотели бы вновь вернуться к истокам его создания и перелистать начальные страницы его легендарной истории.

Ростов - один из старейших городов Руси, "когда-то равный славой и богатством Новгороду и Киеву, цветущий центр мысли и культуры в те века, когда ещё не существовала Москва". Его более чем тысячелетняя история запечатлена в памятниках, благодаря которым этот город приобрёл поистине всероссийскую известность. Ростов знаменит величественными и уникальными памятниками церковной и гражданской архитектуры, старинными колокольными звонами, живописными эмалями - ростовской финифтью, и музеем с его богатейшими коллекциями.

Главной культурно-исторической достопримечательностью города, ежегодно привлекающей сюда десятки тысяч туристов со всей страны и из-за рубежа, является Ростовский кремль, служивший архиерейской резиденцией, - выдающийся и широко известный памятник древнерусского зодчества. В России нет других владычных дворов XVII века, которые бы, как Ростовский, почти полностью сохранили первоначальную структуру, планировку, и изначальный облик своих архитектурных сооружений. Именно эти обстоятельства придают данному ансамблю значение не только редкого явления архитектуры, но и уникального памятника истории и культуры нашего Отечества. Не случайно музей-заповедник "Ростовский кремль" сегодня включен в список особо ценных объектов культурного наследия России и Европы.

Сложилось так, что возведённый в последней четверти XVII века Ростовский митрополичий дом лишь одно столетие использовался по своему прямому назначению. В конце XVIII века в связи с екатерининской губернской реформой центр епархии из Ростова был переведён в Ярославль. Великолепная архиерейская резиденция в Ростове, в сущности, была оставлена на произвол судьбы. Попытки приспособить кремлёвские сооружения под торговые и городские нужды не привели к успеху - кремль ветшал и разрушался. В начале XIX века всерьёз обсуждалось предложение о сносе почти всех зданий и храмов бывшей архиерейской резиденции; примечательно, что инициативы исходили как от духовных, так и от светских властей, но к счастью, эти чудовищные планы не осуществились.

Удивительное стечение обстоятельств или закономерные явления того времени способствовали этому? На наш взгляд, пожалуй, имели место все факторы. Не чудо ли, что подписанный императором Александром I указ о "разобрании на кирпичи бывшего Ростовского архиерейского дома", не был реализован?! Но вполне закономерно, что в 60-е годы XIX столетия в Ростове появились представители местной общественности, осознавшие несомненную историческую ценность этого памятника, которые смогли предотвратить его гибель.

В эти годы наблюдается всплеск интереса российской общественности к своей старине. Поражение в Крымской войне заставило государство обратиться к проблеме "самоутверждения империи" и укрепления национального самосознания. Логично, что в области охраны древностей в России начинается новый этап, связанный с более взвешенной и продуманной государственной политикой. Так, в 1859 году создано первое правительственное научное учреждение - Императорская Археологическая комиссия, а с 1879 года появился указ Синода, согласно которому реставрация или уничтожение памятника старины стали возможными только с разрешения археологических обществ. Налицо соединение усилий государства, церкви, науки и общественности в деле сохранения исторических и культурных памятников России.

Трудно переоценить значение основанного в 1864 году Московского Археологического общества в охране российских, в том числе ростовских, древностей. Именно граф А.С. Уваров, один из его основателей и первый его руководитель, призвал ростовскую общественность к спасению архиерейской резиденции и курировал её реставрацию. Но, естественно, без усилий ростовских граждан архиерейских дом - "чудо русского севера" - вряд ли мог уцелеть.

В начале 1880-х годов на средства томских купцов, уроженцев села Поречье Ростовского уезда, братьев Всеволода и Евграфа Ивановичей Королёвых, пожертвовавших свыше 6 тысяч рублей, были восстановлены Белая и Отдаточная палаты. Именно здесь 28 октября (или 10 ноября по новому стилю) 1883 года открылась первая экспозиция Ростовского музея церковных древностей. В последующие годы на средства местных благотворителей довольно быстро были восстановлены практически все памятники кремлёвского ансамбля.

Главными инициаторами создания Ростовского музея стали известные купцы, краеведы-энтузиасты А.А. Титов и И.А. Шляков. Андрей Александрович Титов - крупный предприниматель и видный общественный деятель, историк и коллекционер - вдохновил ростовцев на подвиг спасения кремля и вынес на своих плечах значительный объём организаторской работы по реставрации памятников и созданию музея. Иван Александрович Шляков - хранитель музея, фактически его первый директор на протяжении более чем 30 лет, именно он во многом определил направления деятельности музея и комплектование его коллекций. Кроме того, большой вклад в организацию музея внесли ярославские губернаторы В.Д. Левшин и А.Я. Фриде, ярославский архиепископ Ионафан, угличский епископ Амфилохий, предводитель дворянства Ростовского уезда Д.А. Булатов, ростовские купцы И.А. Вахрамеев и А.Л. Кекин, директор императорской публичной библиотеки Ф.А. Бычков.

"Новому учреждению, возникшему по общественному почину и на частные средства следует посему, прежде всего, иметь в виду интересы общества, привлекать высотою и широтою объявленных задач к соучастию в своей деятельности как можно большее число способных лиц края", - писал А.И. Кельсиев, автор "Записки об основаниях деятельности и проекта устава историко-этнографического музея в г. Ростове Ярославской области". Действительно, первый проект устава Ростовского музея, составленный в 1883 году, определял его именно как историко-этнографический музей, хотя официально новое учреждение имело статус Музея церковных древностей. Не случайно уже в следующем, 1884 году, наряду с церковно-археологическим отделом, в музее открылся отдел историко-этнографический.

Процесс формирования и пополнения коллекции Ростовского музея церковных древностей протекал очень интенсивно: уже к третьему году его существования в собрании насчитывалось более пяти тысяч экспонатов, а к октябрю 1918 года музейная коллекция составляла без малого тринадцать тысяч единиц хранения.

Музейные коллекции, будучи весьма разнообразными, в большинстве своём, отличались высоким качеством. И вновь это стало возможным благодаря заботе государства и усилиям общественности. Обратите внимание на источники поступлений: с одной стороны - многочисленные пожертвования частных лиц, коллекционеров и любителей старины, с другой - целенаправленные поступления из храмов и монастырей епархии. Примечательно, что по предложению ярославского губернатора Владимира Дмитриевича Левшина, одного из музейных попечителей, ярославский архиепископ Ионафан отдал распоряжение о передаче в ростовский музей из церквей всей епархии икон и богослужебных предметов, вышедших из употребления или пришедших в ветхость. Среди пожертвований, лёгших в основу коллекции Музея Церковных древностей, безусловно, выделяются дарения Д.А. Булатова, предводителя дворянства Ростовского уезда, и В.П. Мордвинова, члена многих научных и общественных организаций, учредителя русского дворянского генеалогического общества. Их коллекции по сей день не утратили своего значения и занимают достойное место в экспозициях музея. Помимо получения вкладов и даров, музей осуществлял целенаправленные закупки произведений искусства и предметов старины.

Соответственно росту числа экспонатов, увеличивались выставочные площади. Первый путеводитель по Ростовскому музею, изданный Ф.А. Бычковым в 1886 году, выделяет два основных отдела музейной экспозиции: церковно-археологический и историко-этнографический. Первый располагался в Белой и Отдаточной палатах и включал в себя иконы и другие богослужебные предметы, портреты духовных деятелей, рукописи, старопечатные книги, автографы, древние акты, а также нумизматическую коллекцию. Второй отдел - историко-этнографический, помещался в Княжьих теремах. Здесь были представлены портреты русских царей и видных исторических деятелей, а также предметы, "относящиеся до местной и вообще русской истории, этнографии и археологии".

Все экспозиции были доступны для широкого круга посетителей. Музей работал ежедневно с 9 до 14 часов, его посещение было бесплатным. Всего с 1883 года по 1918 год здесь побывало более 50000 человек. Среди посетителей музея - члены императорской семьи, цвет российского дворянства и купечества, выдающиеся деятели науки и культуры, представители духовенства, а также тысячи простых людей: крестьяне, горожане, студенты и школьники. Книги отзывов полны восторженных записей и благодарностей. Приведём лишь две из них, оставленные известным историком и путешественником М.В. Толстым и французским архитектором Э. Марбо.

"Описатель святынь и древностей Ростова Великого с живейшим удовольствием участвовал 28 октября 1883 года в торжественном обновлении Белой Палаты. А 23 мая 1884 с благодарным удивлением обозревал вновь народившийся и так скоро вырастающий Музей. Почетный член Киевской Духовной Академии граф Михаил Толстой".

"Благодаря крайней любезности господина Титова и его друга господина Шлякова я мог осмотреть во всех деталях чудный кремль Ростова - одну из самых древних страниц российской истории. Охваченный глубоким впечатлением, произведённым на меня этим памятником, я возвращаюсь в добрый старый Париж, унося неизгладимые впечатления, о которых может лишь мечтать путешественник. Во имя искусства и науки приношу благодарность господину Титову и его другу, взявших на себя великую инициативу в реставрации этих благородных памятников, которые уже одни заслуживают, чтобы совершить путешествие из Франции в Россию. Ростов. Эдуард Марбо, член Центрального Общества Архитекторов".

Многочисленные и разнообразные памятники, хранящиеся в музее, не просто экспонировались, но и активно изучались: подготавливались путеводители, описания коллекций, издавались документы и исторические исследования.

Музей состоял под наблюдением Императорского Московского Археологического Общества и под покровительством архиепископа Ярославского и Ростовского, а непосредственное управление его деятельностью осуществлял комитет, почетным председателем которого является ярославский губернатор. Во главе музея стояли товарищ председателя и главный хранитель, избирающиеся на общих основаниях из членов комитета. Общее количество сотрудников в первые годы существования музея, практически, не изменялось. К примеру, в 1887 году было официально зарегистрировано 100 почетных членов музея и 85 членов-сотрудников. Работал музей фактически на общественных началах - заработную плату получали лишь секретарь и привратник.

Изначально Ростовский музей существовал на добровольные пожертвования, проценты с капиталов, арендную плату с помещений, а также получал по решению городской Думы из бюджета города отчисления в размере от 600 до 900 рублей в год. Известность и ценность постоянно растущих, изучаемых и публикуемых коллекций были таковы, что в 1910 году Государственная Дума признала всероссийское значение Ростовского музея и постановила отпускать на его существование ежегодные субсидии из государственной казны - 2300 рублей.

Создание и деятельность музея в одном из древнейших русских городов, богатом историко-культурными традициями, было воспринято российской общественностью как событие общенационального значения. Неслучайно, Ростовский музей взяли под своё покровительство представители царской фамилии, которые во главе с императором Николаем Александровичем, стали его почетными членами.

Таким образом, Ростовский музей, основанный в последней четверти XIX века, является одним из старейших в России. С первых лет своей деятельности он доказал свою состоятельность, став крупным центром хранения, изучения и популяризации памятников материальной и духовной культуры.

Итак, своё 125-летие Ростовский музей встречает сообразно своему историческому статусу. Стабильные условия существования, работоспособный коллектив, растущий поток посетителей открывают перед ним широкие перспективы и позволяют надеяться, что, продолжая развиваться и совершенствоваться в XXI веке, музей сохранит свои лучшие традиции, заложенные при его основании в XIX столетии. "Так сложилось, что музей имеет как бы две ипостаси, - заявляет его директор, доктор исторических наук Андрей Евгеньевич Леонтьев: формально, юридически - это государственное учреждение, исполняющее определенные функции, хранящее национальное наследие, дающее работу немалому количеству местных жителей. А на ином уровне, на неформальном, на человеческом, музей - это кремль, это центр Ростова, географический и духовный. Музей и Ростовский кремль - это синонимы".

А.Е. Виденеева, Н.В. Грудцына, научные сотрудники исторического отдела музея "Ростовский кремль"