1 августа – День памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне

30.07.2021

Сергей Копыткин, «В полевом лазарете»

Ночь порвет наболевшие нити.
Вряд ли их дотянуть до утра.
Я прошу об одном, напишите,
Напишите три строчки, сестра.

Вот вам адрес жены моей бедной.
Напишите ей несколько слов,
Что я в руку контужен безвредно,
Поправляюсь и буду здоров.

Напишите, что мальчика Вову
Я целую, как только могу.
И австрийскую каску из Львова
Я в подарок ему берегу.

А отцу напишите отдельно,
Как прославлен наш доблестный полк,
И что в грудь я был ранен смертельно,
Исполняя мой воинский долг.

21-го сентября 1914 г.


В коллекции нашего музея хранятся уникальные свидетельства Первой мировой войны. Это подлинные документы, скрепленные гербовой печатью, а также подписями командира, казначея, старшего роты и священника 3-й Гренадерской артиллерийской бригады (с 1897 г. квартировавшей в Ростове Ярославском). Из документов можно узнать о судьбах воинов этой бригады, причащавшихся и исповедовавшихся в церкви Спаса на Торгу. Бумаги сохранились, по всей видимости, среди документов священника, служившего в этом храме, и были спасены сотрудниками Ростовского музея (в составе церковного архива) после Октябрьской революции.

Во время Первой мировой войны круто меняется жизнь не только военнослужащих (3-я Гренадерская артиллерийская бригада участвует в боях, проходивших на территории Волынской губернии), но и военного духовенства (ил. 1). Кроме привычных обязанностей (богослужение и проповеди, распространение духовной литературы) полковой священник согласно циркулярам, составленным протопресвитером Георгием Шавельским в 1917 г., «во время боя, когда бывает большой приток раненых, безотлучно должен находиться при [перевязочном] отряде…». На передовой священники участвуют в перевязке ран, «заведуют уборкою с поля боя убитых и раненых, извещают родственников убитых».

Трагичные строки служебной переписки (май 1916 – август 1917), в них содержатся сведения об убитых на позиции(с трогательными словами:«Миръ праху твоему, дорогой защитникъ») (ил. 2); об умерших от ран в Первом Подвижном лазарете и билеты на погребение, выданные Перевязочным отрядом бригадному священнику (ил. 3). Большинство погибших – нижние чины 3-ей Гренадерской артиллерийской бригады, но есть военнослужащие и других полков: пехотных Нейшлотского, Златоустовского и Остроленского; гренадерских Астраханского и Сибирского и др. Только представьте: им от 19 до 42, более половины не успели дожить до 25 лет! Убиты на позициях, умерли от тяжелых ранений в голову, в живот; в перевязочном пункте или лазарете…

В день памяти погибших в Первой мировой войне назовем их имена: Бажуков Николай Тимофеевич; Гаврилюк Григорий Харитонович; Гуляев Георгий Васильевич; Дагайда Степан (Стефан) Лукьянович; Иртач Петр Иванович; Карпов Матвей [Епимахович]; Кашкуренко Борис Семенович; Кирьянов Иван Иванович; Коротаев Михаил Арсентьевич; Кочерга Макар Николаевич; Кочин Андрей Андреевич; Лаврентьев Иван Павлович; Лузенин Тихон Васильевич; Малышев Александр Федорович; Маргалик Моисей Петрович; Матюхин Алексей Никитич; Матюшин Григорий Федорович; Митрейкин Даниила Александрович; Михеев Яков Егорович; Нечис Александр Александрович; Пинчук Петр Михеевич; Пуресьев Иван Васильевич; Свининкин Федор Иванович; Сенчуков Николай Иванович; Стасюк Антон Игнатьевич; Титов Владимир Федорович; Удовиченко Митрофан Епифанович; Чистяков Иван Васильевич; Шралько Андрей Никифорович; Шукер Авраам Арсентьевич. Среди документов есть свидетельство о смерти военнопленного ефрейтора Имперского Австрийского полка Михаила Герая. Они лишь малая песчинка попавших в жернова войны…

Священник 3-й Гренадерской артиллерийской бригады в условиях военного времени совершал богослужения и требы. А во время боя находился на передовом перевязочном пункте, чтобы исповедовать и причащать раненых (ил. 4). Под его руководством местные жители хоронили погибших. На оборотах билетов на погребение есть его карандашные записи: «ум[ер] 10[-го] похр[онил] 10[-го]/ на братск[ом] кладбище вблизи церкви…» или «похор[онен] около Влад[имир]-Волын[ского] большака, на опушке леса»(ил. 5).

Эти уникальные свидетельства не только хранят биографические сведения о российских воинах, участвовавших в сражениях на территории Волынской губернии, но и отражают роль военного духовенства в годы Первой мировой войны.

Автор статьи: Ольга Букреева



Галерея